Правдивые сказки

Настоящего Индейца

Зорька в озеро упала

29.06.2012 22:22

 


Для начала я принял за Бранимира какого-то мужика. Он же с остановки позвонил, значит на ней меня и должен ждать? так мне казалось. А на остановке больше никого нет, то есть стоит ещё один с другого края, но долговязый, а у этого и небритость такая же, и ёжик, хотя прикинут чёта… В общем, я даже сфокал его издалека на всякий случай – а вдруг это всё же такой Бранимир? Но чем ближе подходил, тем больше сомневался, а когда подошёл, сомнений уже не осталось, ну почти, и я всё же спросил на всякий случай:

- Бранимир?

Щетинистый алкаш почему-то очень ахуе. Стрельнув в меня глазами, он как-то сжался, отвернулся и отошёл метра на три.

- Извините, я просто перепутал вас с одним человеком, - сказал я, под конец пробормотал, потому что селянин продолжал молчать всё более угрюмо.

А я достал мобилу, оказалось, он возле входа в рынок. Рынок, если кто не знает Студгородка, метрах в ста несколько ниже остановки, сквозь него выходишь прямо на общаги, на другой стороне старой дороги на Алушту. А подняться ещё метров 200 – «Витамин», опять же если кто не знает, бывший ДК Глухих, серьёзно, потому что следующая остановка – Больничный городок, там реально живут глухие и слепые, даже переход там говорящий был уже давным-давно, когда нигде больше не было.

Это я рассказывал Бранимиру, когда нашёл его всё же. Подходя к дверям рынка (он сейчас стал крытым), я подозревал и высматривал многих молодых людей, но Бранимира не было. Прошёл насквозь, но и у других дверей никого похожего. Я стал звонить снова, но продолжая двигаться, наконец его увидел. Он стоял за воротами, через которые машины въезжают на площадку перед рынком. И чтоб не мешать потенциальным машинам, стоял за углом. Спиной ко мне – воображал, что я должен появиться с той стороны, где живёт Йолли. Она живёт ниже по дороге.

 

Йолли позвонила мне и попросила отвезти на море «твоего друга», именно так она почему-то выразилась. Легко, отозвался я.

- Понимаешь, весь этот день у меня съёмки, которые ну никак не…

- Йолли! - орал я. – У меня как раз есть человек в Ялте!

- Во! – обрадовалась она. – Можешь показать ему Ялту?

- Йолли! Мне особенно приятно сделать всё, что бы ты ни попросила…

- Да? - удивилась она.

Потом мы ещё созванивались. Оказалось, нужно отвести его на съёмку «Балкон ТВ». Я выразил сильные сомнения, что мы успеем съездить в Ялту. Подумав, Йолли согласилась и сжалилась: ну покажи ему тогда Симферополь.

 

Я уже знаю, что она не Йолли, что называть её так, всё равно что меня Справжнiм Индэанцiм. Но что поделать – уже привык, я ведь только по вконтактегу её и знаю, теперь вот по телефону ещё.

На самом деле все зовут её Ёлка. Писать, однако, надо Йолка, для отмежевания от проклятой попсы. Это как Фильку с детства задрали – кому ни представишься «Филипп», все спрашивают «Киркоров?»

 

На рынок Бранимир заходил, чтоб купить печеньки к чаю и мадеру.

- Ты ж вроде не пьёшь! - изумился я.

Бранимир твёрдо подтвердил, что да, не пьёт. Но в гости… с пустыми руками…

Он хотел только чаю и больше ничего, никаких экскурсий. Хотя я всё же сделал круг, чтоб показать ему Семиболотье, хоть краем глаза. Тоже озеро, у нас вот такое, правда, зорька в него не падает, зато поднимается как раз над ним. Он ведь любит говорить о всяких энергетиках и пространствах. Ну вот, чем не место силы?

- Видишь, сколько чаек? А ещё тут ужи есть. И черепахи.

 

Дальше мы пили чай в тени абрикосов.

- А вот откуда ты взял Кинкакудзи?

- Мисима же!

Ну да, Лимонов же.

Я спросил его про нацболов, и он сказал, что знает многих пацанов, которым подбрасывали наркоту, после чего по два месяца обрабатывали в пресс-хате, но они так и не сломались. У Лимона-то покровители, если чё, Миттеран всегда мазу кинет, а за пацанов вступиться некому.

Про Борова он поинтересовался – как он сейчас? Про Медведеву, конечно.

Про родоверов ещё поговорили, про ролевые игры. То есть как он стал Бранимиром. А вообще универ закончил, о чём можно было бы и догадаться по озеру Тацит, Макиавелли и принцепсу Мидзогути.

Силя, оказывается, подарил отцу Бранича футболку со своим изображением, ну ту, где у него глаз, как у Шварца. Позже Силя подтвердил, что футболку купил Бранимир, а он подарил.

 

Бранимир спросил, нет ли у меня ещё отпечатанных «Новой сказки» или чего-нибудь. Луцак, который делал ему сэйшен в Севасе, хотел бы приобрести. Разговор перескакивал, но через какое-то время Бранимир снова напоминал, упирая на слово приобрести.

Вообще-то одна покупательница у меня уже была, девушка из Ялты, в начале прошлой осени. Написала через вконтактег и выразила желание. Я чего-то там ей всего понапечатал, а случившийся проездом на велике Добрер передал.

Но Луцак, говорит Бранимир, собирает какой-то там музей андеграунда. Для музея ж бесплатно всё же следовало бы? Нет, уверяет Бранимир, люди никогда не ценят того, что им дают бесплатно. И дальше разговор переходит на эти долбанные списки, в которые ломятся все друзья, которые заявляют: лучше я тебе коньяк поставлю, а за билет платить жаба душит. Ещё и аргумент – лучше я тебе заплачу, а не этим упырям. Хотя – а почему бы вот не заплатить хозяевам? Они дают мне заработать – я им. У меня песни – у них аппарат и помещение. Нет, блядь, раз я друг, покупать на меня билет западло!

Короче, сам прикинь, сколько стоят твои книжки. Денежку я отдам, а в Севастополе с Луцака получу.

Оказалось, у него автобус из Севаса в Шахты. Потому что прямых поездов туда нет. А автобус прямо туда довозит. Да, 12 или больше часов в пути, через Таганрог. В общем, на другой день после концерта – обратно в Севас, автобус в 6.

 

Ближе к пяти Бранимир стал волноваться, не пора ли уже. Как ни уверял я, что до к/т «Симферополь» от силы полчаса.

В половине шестого приехали и полчаса сидели на лавочке с ведущим Димой, как выяснилось, ожидая операторов.

Все они оказались ровесниками и друзяками Йолки, а TV – их собственным сетевым проектом. Оказывается, давно уже (на Западе, разумеется) придумали такую фишку – на каком-нибудь балконе регулярно снимать андеграунд команды. И вот они тоже решили присоединиться к теме, арендовали балкон и находят прекрасное применение своим продвинутым камерам.

Бранимир спел про поцелуй Иуды и рассказал про новый альбом, про водолаза Муму и особо отметил, что на одной из песен подпевает ваша ведущая Йолка, которая сегодня, к сожалению, занята.

Когда мы спускались по широкой лестнице, Дима говорил операторам, что вот есть ещё такая группа «Выход». Пацаны такой не слышали. )))

 

 


Первая же маршрутка, в которую мы сели, оказалась единственной (на этой остановке), которая идёт прямо мимо дома Йолки, не нужно подниматься от Вернадского, по которому идут десяток прочих. Бранимир сказал, что не спал уже трое суток.

- А вот ты ж хорошо знал Олди, - спросил он меня, - вот как ты думаешь – смог ли бы он спеть песню просто по заказу? Просто потому что его попросили? Стал ли бы он петь?

- Ну не знаю… вряд ли… ты имеешь в виду, как ты спел на балконе? обязательно как-нибудь постебался бы и выдал совсем не то, что от него ожидали.

- Вот и я так думаю, - озабоченно сказал Бранимир, - а для меня пространство много значит. В зале играть получается, а когда интервью на открытом воздухе, почему-то начинаю всё серьёзно говорить.

Я вышел чуть позже Бранимира, прошёл на Вернадского к троллейбусу и поехал печатать книжки. Но не вышло – засох картридж. Именно засох, потому что только вот недавно я печатал, и чернила ещё есть. Жара. Пришлось сходить за кабэрне.

Вдохновившись, я написал Бранимиру, что только что до меня дошло – я ведь говорил про Олди в последние его годы. Даже ещё в 36 он всё чётко исполнил для «Программы А», например. А уж в возрасте Бранимира – это в 88-м? Да он на ушах бы перед любой телекамерой ходил!

 

С утра незнамения печатать пытались продолжиться. Обменник, в котором мне меняют чуть дороже, закрыт – суббота. И ближайшие тоже. Но я таки прошагал полторы остановки, обменял 1 тыр, вернулся к магазину, в котором всегда заправляю картриджи (за 5 гривен, а не 10 и не 20) и купил новый.

Успел напечатать только одну книжку, и то для Бранимира. Вчера мы говорили про Медведеву, мне захотелось подарить ему мой рассказ о ней. В сборнике «Стакан, Лимон».

Приехал Дред из Ялты. Поэтому я просто набрал старых отпечатков, даже сделанных ещё на «Эпсоне», который не умел печатать фотки на фотобумаге, обложки я тогда делал из картона и обклеивал скотчем. Для музея самое то.

 

Я прожил в Симфике до окончания школы, потом приезжал каждое лето, сейчас опять живу. И только сейчас узнал, что все подворотни в центре ведут в почти одесские дворики. Впрочем, в один такой я заходил в школьные годы, к однокласснице. Но сейчас на его месте (а также к/т «Алые паруса», который был по соседству) построили Верховную Раду. В дворики на Пушкина, Гоголя и пр. заходить у меня не случалось поводов.

Сейчас в каждом дворике разные заведения, ремонты и секс-шопы. В дворике рядом с бывшим «Детским миром» - детский театр «Карман». Во всех двориках на вторые этажи ведут внешние лестницы. Такая же, железная, ведёт к «Карману», ещё и с застеклённой железной площадкой для курения перед входом.

Дальше стойка, за которой девушки. Я спросил их, куда заходить, и они почему-то показали мне дверь направо. Или я не понял их? В общем, эта дверь ведёт в комнатушку офиса, через которую, впрочем, тоже можно пройти в зал, но дядечка и девушка глядели на нас с Дредом очень изумлённо, особенно седой дядечка.

На самом деле идти нужно было налево, там поворот, а в конце его дверь, которую от стойки не видно.

Зал почему-то весь чёрный. И тёмный, только сцена освещена парой лампочек. Народу никого. Мы даже засомневались, туда ли мы попали. Но тут появился Бранимир. А потом и Йолка, оказалось, они с Дредом знакомы. Я представил Бранимиру Дреда как потенциального устроителя сэйшена в байк-пабе в Ялте. То есть устроитель Бузни, но он не смог приехать, зато Дреда вполне можно считать его представителем.

 

Йолку осенило спонтанной идеей – а поехали после концерта на Чатырдаг! Я, конечно, сразу согласился. Дред, понятное дело, тоже. Вот только как?

План такой – доезжаем до Перевального, поднимаемся на плато, там турбаза, всего за 50 гривен, попоём у костра, а утром поднимемся на Эклези-Бурун – и домой, а то Бранимиру уезжать.

Я очень живо представил себе, каково упражнение Саше в гастрольном туре. Подняться на километр, спуститься – и 12 часов в автобусе, плюс ещё до Севаса.

Йолка уверяла, что существует какой-то контрольный троллейбус до Перевального, который подбирает и развозит всех по Долине, а с вокзала выходит в 11:50. Это при том, что после 9-ти уже только маршрутки (не считая поздних трассовых троликов), а ближе к 11 уже и маршруток нет.

Пока ходили туда-сюда, курили, я шепнул Бранимиру, что не реальнее ли всё же мой Тренчтаун? Турбаза хорошо, но это всё же ширпотреб и общепит, а тут эксклюзив. И ездить далеко не надо.

При этом мы продолжали обсуждать, что с собой взять. Порешали, как говорят на Украине. Например, что уж во всяком случае нам с Дредом следует заехать домой, чтоб надеть длинные штаны и взять куртки. Спальников не надо, на турбазе всё есть.

 

Не умею я описывать концерты. Посмотрите сами видео, хотел я написать, но вспомнил, что самому-то мне видео как раз и не понравилось, и только через, может, год я послушал аудио и зафанател. Ещё и слова вконтакте можно прочитать почти под каждой песней, очень удобно. А на видео – ну просто пацанчик какой-то. Если не знать текстов – так-то на слух разобрать сложно.

Перед сценой Бранимир очертил полукруг горящими свечами, сам в центре. Звук в этом зале почему-то шёл сзади, психоделичненько, нет, серьёзно – даже по особому приколу. Вот только раз 5 или больше почему-то вырубался, и сразу оказывалось, что без усилителя Бранимира вообще почти не слышно. Парнишка за пультом что-то предпринимал, и звук возвращался. Мне кажется, парнишка сам удивлялся каждый раз.

На первом ряду Йолка, на третьем – слева мы с Дредом, справа человек пять, как сказал мне потом Бранимир, с Балкон-TV – да? а чё они тогда даже не поздоровались? У меня-то зрение плохое, мне вообще-то показалось, что это они, но не здороваются – наверно, я опять путаю?

Сзади ещё 3 или 4 ряда, не помню, там мрак и звук.

И Бранимир исполнил так, как будто перед ним человек хотя бы 200. Я удивляюсь, почему никто из пацанов с балкона не взял с собой свою профи камеру. Я поснимал немножко на мыльницу, но сами понимаете, даже вконтахтек такое выкладывать стыдно.

Оказалось, между песнями Бранимир рассказывает великолепные интермедии. Начал он с двух песен подряд, со всем своим напором и надрывом, после чего как ни в чём не бывало стал благодушно рассказывать, что начинаем нашу дискотеку, сейчас выступит группа «Руки вверх», правда, Рома Жуков где-то отстал, забухал, в Сандунах сейчас пиво пьёт… и т.д., я уж не стану воспроизводить, чтоб не перевирать.

А перед песней «Му-му» Бранимир рассказал про водолазов, про Кусто, про дайвинг. И так далее.

По ходу сообщил собравшимся, что в зале находится великий писатель андеграунда Фил. Ну и правильно, а то ж пацаны небось думают: что ещё за хуй, старый, волосатый? Было б человек 200 20 – я б раскланялся, а так – и так всё понятно.

А пел он… who knows it knows it, а кто не знает – объяснять бесполезно. Вот даже не хочется сравнивать его с западными орунами, там-то жопой ешь таких, кто хорошо орать умеет, но поют при этом всякую хуйню, если сравнить с текстами Бранимира.

Я не умею описать, но могу сказать, что благодаря вконтакту чего только русскоязычного не предлагается к прослушиванию, но никто в последние годы не произвёл на меня такого впечатления. Разве что «Реальная ситуация», но всего две песни(((

Я щетаю, Бранимир уже Высоцкий или Дркин, например. И no one of you, больше никого такого не слышал. Он настоящий волшебник. А не просто певец ртом.

И спел он так, как будто перед ним был… не, не стадион, конечно, но, например, Горбушка. По честняку.

 

После сэйшена мы с Дредом сразу поехали домой собираться на Чатырдаг. Вот хлеба буханка, по-любому захватить нужно. Тут позвонил Бранимир и сообщил, что на Чатырдаг решили всё же не ехать, и что я там говорил насчёт дачи?


Кстати. Все упорно называют угодья маркиза Карабаса дачей, а я не могу так назвать, просто не могу. Обычно я говорю участок, а между собой мы с Галкой зовём его ещё домикомДача – это что-то пафосное, ну пусть даже не пафосное, не шоколадное, но как-то обустроенное и хотя бы просторное. А у нас с Галкой домик сеньора Тыквы. Зато возле костра места много. И навес я ещё прошлым летом забабахал.

Бранимир спросил, почему Тренчтаун? А потому, что весь навес (как теперь и сарай с даблом в углу участка) собран из наследства Спиридона, мужа моей тёти. Все доски и балки с чердака домика, железные листы все прогнившие до дыр, но залиты сперва смолой, а потом бетоном. И лампочки, то есть патроны, его, и провода его, проволока, даже краска частично. И потому навес этот вполне можно сравнить с лачугами трущоб хоть Тренчтауна, хоть Бомбея, но первое красивее звучит.

 

Мы с Дредом вызвали таксо – 11 вечера, всё равно на остановке ловить придётся.

А от Йолки шли уже пешком, полторы остановки в полной тьме, в ночном взяли сосисок и кабэрне, и дальше через лес. Я шёл наощупь, они только сбивали меня своими сзади фонариками. Луны не было, конец третьей четверти.


Тёмная дорога между заборами, мои ни на что не похожие ворота, собранные из остатков сарая. За дверкой ещё темнее из-за нависающего винограда. А в домике свет не включается, вот же знамение.

Под навесом включился, то есть свет всё же есть. Оказалось, в домике недокручена лампочка.

Моментально чай, потом костёр. Я разжёг, а Дред пожарил на решётке сосиски. И мы с Дредом открыли кабэрне.

Я почему-то думал, что Йолка тоже выпьет. Бранимир-то понятно, наглухо завязавший (и правильно! я в его возрасте и не начинал), но Йолка-то рассказывала же, как надиралась с Полем Димитрием? Но в общем, тоже правильно, да и я б не пил, если б не Дред. С другой стороны, только я в компании олдовый, папаше почему б не выпить? Только по воле провидения у меня не завелось детишек ещё и постарше их.

Гитара, Бранимир, Йолка. Два зрителя. Костёр.

Потом я попросил Бранимира расписаться на его бутылке мадеры. Потом мы с Дредом выпили и её. А когда начало светать, я слазил в погреб за пузырём молдовы собственного производства. А как позасыпали мы, я уж и не помню. Солнце уже пробило лучами виноград и грушу.

 

 

Когда проснулись, Дред сгонял за пивом. Бранимир с Йолкой, заснувшие под абрикосами, переместились под навес. А я, вдохновлённый пивом, стал подписывать книжки для Луцака. А бабло взять у Бранимира так и забыл в итоге.

Потом пошли купаться. Купался только я, конечно. С собой мы с Дредом взяли бутылочку моей наливки из алычи прошлого года. Очередная созреет через месяц.

И настала пора разбегаться. Йолка с Бранимиром расстались на Университете, мы с Дредом поехали на Москольцо, где ужрались уж окончательно. Он поехал в Ялту, а я рубанулся. Бухал потом ещё две недели.