Правдивые сказки

Настоящего Индейца

Я их выдумал всех

Прошлым летом мы пожили on the beach с трезвым Силей, и это было скучновато. Как незнакомые, стеснительно расстались. Зато этим летом познакомились поближе.

 

Прочитал недавно старую запись в жж Кожекина про барабанщика, родители которого являются персонажами моей юности. Добрый Вовка характеризует его, как невероятного человека, и приводит пример его позитивности, который я бы назвал уменьем разводить людей. Кожекин, во-первых, вообще всем всегда повышенно радуется, а во-вторых, знает чела чисто по музыке, на одном флэту не вписывался. Конечно, талант. Но избалованный в детстве и самовлюблённый, не способный думать ни о ком, кроме себя. А это недалёкость. Хотя не знаю, может, сейчас он совсем другой, жизнь пообтесала? Я и сам избалованный.

 

С другой стороны. Недавно показывал Галке, что не совсем ещё пропил память и помню крылатые латинизмы: квод лицед Йови, нон лицед бови. Когда я рассудителен, я понимаю, что не должен различать впищиков и вообще ближних по талантливости, все люди добрые. Но когда мной владеют чувства, я настроен так – Геймеру Гоше или моему однокласснику Паше, разумеется, позволено бухать, но где-нибудь в другом месте, не у меня дома. А Силе можно.

 

Есть мнение, что любой талант эгоистичен. В личном общении. Вампир, всех поддающихся под себя подминает. С благой, конечно, в итоге целью. Олди ещё Гурьев прозорливо назвал вампиром. Про Умку всё стесняюсь написать, восхищаясь и преклоняясь. Они, в отличие от Гоши, сколько б ни сосали, дают несравненно больше. Работа у них такая – из сора (даже из сера) создавать стихи.

Но Силя… я таких ещё не видел. Среди простых людей такие встречаются чаще, но среди талантов… Моя мама называла это опороченным ныне словом интеллигент. Справедливо считается, что не то что бы прям все в Питере такие, но характерно. Хотя Силя и не коренной. Кстати, и в Парфёне есть те же черты, при всей общей неотёсанности.

Скромность. В наше время просто невероятная. И врождённо, а не от ума, ему все люди представляются добрыми.

 

 

 

1. С пятницы на понедельник.

«Глас», 22 – 29.06.11

 

Когда мы вернулись с моря – в полном ахуе, наконец унитаз! стены и вентилятор, холодильник с компотом… и нет никаких сил дошкандыбать до рынка, - я первым делом поставил телефон на зарядку. Звонили Умка и Силя, перезваниваю. Силя говорит, что завтра утром на поезде прибудет в Симф, чтоб вечером выступить в Севасе. На презентации Умкиной пластинки. Правда, прибытие в 6:30. Я заверил его, что всегда просыпаюсь в 7 – Маше в школу, а после пляжа так и в полшестого, с появлением солнца над горизонтом.

Умка стала умолять и требовать, чтоб Силя ни в коем разе не покидал вокзал, а сразу дождался собаки. Мы его встретим и сохраним до концерта. Потому что презентация пиздец какая ответственная, а я и так уже по уши в долгах. А Силя в завязке с самого начала гастроли, а стоит ему попасть к тебе – к вечеру будет никакой. По поводу моего порыва приехать с ним вместе Умка не выказала восторга – вот только пьяных плясок ей не хватало на таком серьёзном мероприятии. Повидала она меня уже в «Витамине».

Я перезвонил Силе. Ну, сами понимаете. Это Умка так говорит? С тех пор он уже много раз рассказывал при мне кому-то, как Умка хотела запретить ему заезжать к Филу.

 

Утром Силя с Володей. Нашли нас не сразу, но сами, с телефонными подсказками.

Оказалось, посидеть у нас нужно прежде всего Володе. Какая-то парочка из Киева, которым он обязан то ли впиской, то ли вообще фанатским к нему отношением, приезжает в 8 с чем-то, а собака в Севу в 11. И он поедет их встречать, а так бы, без моей вписки, пришлось ждать на вокзале. Тоже ленинградец, и в голову не приходит тащить их ко мне. Я предложил электричку тоже дожидаться у меня, пусть сами приезжают. Чё уж там, видали Гош.

Бестолковые, сразу видно, дорогу не объяснишь. Пошёл навстречу. Сижу на камушке. Идут волосатый и герла с «Ягой». Перепутать невозможно. А вот они меня почему-то не замечают, хотя мне всегда казалось, что я тоже довольно заметный. Пришлось свистеть.

Коротко, увы, подстриженная Лола и высокий рыжий хаератый Олег, типичный Гоша. Лола заправляет, он при ней молчаливая галлюцинация. Лола изображает имидж безбашенной, настолько убедительно, что так и кажется, что изображать ничего не надо. На самом деле, это она профи Гоша, а Олег ученик.

Силя заявил, что у него железная воля. Лола по дороге к дому купила 8 банок «Туборга». Оказалось, что себе – никому больше не хотелось пива в 9 утра, и правильно. Только я составил уж ей компанию, оставшиеся банки они взяли в дорогу.

 

Силя с Володей отыграли честь по чести. Планировалось, что на другой день они едут с Умкой на презентацию в Когти, но оказалось, что все в машину не помещаются, а добираться свои ходом (и за свой счёт) Силя не захотел.

Ночевали они прямо в Херсонесе под звёздами. Володя с киевлянами остались загорать, а Силя приехал к нам – после Симфа перед Таганрогом он собирался пожить в Форосе, как бы море ещё будет. Они ж там бухают, Лола так прям с утра, это я уже от себя говорю, не подумайте, что Силя что-нибудь такое говорил, просто я сам представляю.

Ну, может, вечером ещё приедут. А мы пока поехали на шашлык, он у меня уже, наверно, как у Сили песни – конечно, с душой, но и где-то на автопилоте.

Сам я прибухивал в своём обычном режиме. Сперва дела – на рынок сходить, тётю проведать. Когда разжигал костёр – уже можно понемножку живое пиво (вот надо же придумать – прочие, значит, дохлые?), когда угли созрели, соорудил шашлыки и открыл каберне. Галка, как обычно, полстаканчика, у Сили железная воля, он развлекался коммуникатором.

Силя сразу сел скромно. Этой весной я довершил наконец строительство веранды ака навеса от гроз или палящего светила. Каркас из железных труб смонтировал год назад, но летом то бухал на пляже, то отходил. Только весной во мне, как и во всём живом, пробуждается стремление к сотворению. Апрель, май, отчасти июнь – моя активность на участке. В другие времена года – только через насилие над собой.

Этой весной я начал было завершение забора, но отложил ради этой веранды. Пол устлан свежим сеном (купил триммер, так теперь называется электрокоса). Впритык к забору лакированный зелёный стол (потенциально годная нара) – две сколоченных доски лежат на шкафчиках от нашей старой (тётиной) кухни, установленных, для предотвращения пагубного контакта с почвой, на два блокаракушки, спизженных, то ли принципиально, то ли мистически с многолетнего уже самозахвата под небывалую мечеть с минаретами между опор ЛЭП, да простит меня Аллах, Иисус-то простил бы точно.

Прочая мебель – низкая нара, тоже зелёная лакированная, жёлтый столик и красные стулья. Купил электролобзик по инету за 200 с чем-то гривен и стал применять.

Силя уселся в сторонке, у верстака. И отрешился в мобилу. Галка как раз собрала горох, угостила его.

Мы вообще-то рассчитывали и на Володю с его группиз – ну, позагорали, мало ли? Неужели так и не одумаются? Нет – у Володи это единственный шанс побыть на море перед Ужгородом и Москвой. А Лоле всё по барабану, легко может позволить себе съездить на «Выход» в Крым и обратно, даже в купе, раз плацкарты нет.

В рассуждениях Силя был сдержан и глубокомысленен. Рассказал много историй, которые я за последующие пару недель услышал от него ещё over 90 раз и так и не запомнил все, поскольку и сам больной.

В темноте на маршрутке вернулись домой. Я допил и рубанулся. Силю за компом долго не оставляла бессонница.

 

Весь день Силя бегал то на кухню сделать ещё кофе, то к компу, то просто из комнаты в комнату. Я готовил борщ и плов. Ребята продолжали загорать на Херсонесе, потом опоздали на собаку, а со следующей им уже нужно было ехать прямо на саундчек.

Пытаемся скоординироваться по телефону. В итоге когда наш троллейбус останавливается у вокзала, они стоят на остановке в противоположном направлении.

С Лолой всё понятно, но Володя! Мы с ним год назад пешком тут ходили, на поезд их провожали. Ну как можно не запомнить, что центр в одну сторону от вокзала, а Москольцо в противоположную?

 

Силя погрузился в «Бочку», я вышел на улицу их дожидаться. На этот раз Лола была с «Львовским» и сама же догадалась, что лучше допить его на улице, а не идти с ним в паб.

Володя ушёл к Силе, а я поехал за Галкой. Вот только что упрекал Володю, а Галка уже шестой год в Симфике доживает, а так и не может запомнить, где площадь Ленина, а где Советская. Где вокзал, уже запомнила, и где Марьино, а центр, хоть сто раз с ней гуляй и прочёсывай – воображеньем не объемлет.

Заодно уже можно принять стакан кабэрне. А в пабе уж и пива, а в антракте и кабэрне тоже у них, оказывается, есть.

 

Что бы ни казалось Умке, я пляшу далеко не всегда, когда я пьяный, да и пьяный – понятие растяжимое, как сам растянешь или сожмешь это состояние. В данном случае танцы выглядели бы глупо, разве что Джокер мог бы повыламываться, но его почему-то не было.

Мы сидели за ближайшим к сцене столиком, Оля с Олегом прямо, а нам с Галкой пришлось разворачиваться по возможности. Галка сразу спустила ноги в щель под спинкой лавки, а я только в конце так же устроился, до этого принимал самые разные позы. Беру пример с Сили – ему тоже не пришло бы в голову вспоминать, кто тут за столиком пионэры. И не «тоже» вовсе – ему бы в голову не пришло, а я лишь беру пример.

 

Ну что сказать о Силе? Кто знает, тот уж знает. А кто не знает, тот не поймёт, пока не увидит. Или не поймёт тем более, увидев. Кому-то и просто услышать достаточно, но таких нас мало.

Увидеть – доходчивей. Силя артист. У него давно отточенный образ, мои маленькие друзья. И он не устаёт петь всё те же песни тем, кому они полюбились. Для кого они личная история.

Мастер. И Володя мастер. Ну что я вам буду описывать? В тырнете куча видео-аудио, как и инфы о ближайших встречах, пока не прозвенел звоночек.

 

Антракт и все на воздух. Классическая, только мини, туса возле «Форпоста» или «Второго этажа». Надо же – в Симфике! Как мило – до сих пор новобранцы. Теперь и с «Ягой».

Я познакомился с мужиком, который, оказывается, организовывал фест в цирке в 87-м, так мне сперва показалось, а потом уже Силя уточнил, что в 89-м. Потому что как раз именно тогда я и мог пропустить, мало был в Крыму, бизнесом занялся. А лето 87 я помню подробно, тогда был фест в ДК Пищевиков, Алиса, Звуки Му, Наутилус, Телевизор, Цой и украинские команды.

Инка тогда полюбила Борзыкина и запрезирала Цоя. Борзыкин был не хуже Супермакса, так пластично пританцовывал, что музыка сама угадывалась, а вот Цой вместо заявленного «Кино» вышел с Каспаряном с гитарками. Фест был почему-то не в театре ДК, а в спортзале, и звук и вообще был очень плохой, но Цоя не было слышно вообще. Зато толпа узнавала мелодию и каждую песню пела хором, после чего скандировала.

А на типа разогреве была харьковская «Утро», кажется. В общем, очень милый инструментальный психоделик, навеянный ранним Пинк Флойдом. Нам с Инкой очень понравилось. Толпа при этом орала то и дело: Тсоя давай! Кино111 шайбу, крусифай.

И до сих пор Инка, хоть ночью разбуди, вспомнит и воспроизведёт разговоры в толпе на выходе: Так то ж Выктор, так то ж Цой. А этим чё – тоже поиграть хочется. Ну шо-то там, ну пускай. Зато ж потом Выктор… ооо.

А о Выходе я тогда, как ни странно, даже и не слышал. Впервые услышал в 90-м у Ведьмы в Пауково, через год и винил вышел с её иллюстрациями. А Силю самого почему-то так и не видел, хотя он говорит, что прям жил там, ну а я ночевал over 19 раз.

Зовут мужика с усами Толик. С кем бы я сейчас в Симфике ни знакомился, сближений не случается почему-то. Не то что бы держу имидж пассивного предельно странника в странной стране, а само так выходит.

 

После сэйшена у нас возникла некоторая проблема. Мы с Галкой хотели было повезти всех в наш Трэнчтаун, костёр пожечь и даже искупаться можно, в Семиболотье. После чего мы берём, например, Силю и едем на флэт, где нас как-никак дожидается Маша. А ночной магазин там есть, не борща же ради ехать на флэт?

Разумеется, поехали на флэт, безо всяких купаний с русалками. Алкоголизм такое дело. Пришибает, отлежаться бы, не до романтики.

Силе было по барабану. Какая-то герла подарила ему бутылку «Алушты», и он не уставал повторять, что такого с ним не случалось ещё никогда, вплоть до того – уж не очередной ли это звоночек? Каких только поклонниц не случалось, но чтоб дарили не себя, а портвейн… не фенечку, не картинку иль поделку, а все уже прочухали последний интерес. Между тем сегодня 25-е? А в Таганрог 6-го. Можно и выпить, а завтра в Ласпи.

Володю положили на кухне, Лолу с Олегом на балконе на пенку.

 

Утром Силя тщательнейшим образом изучил все ж/д расписания – сперва до Волновахи по украинской цене, там ночь перекантоваться, утром собака до Мариуполя, оттуда собака до Таганрога. Сложный маршрут, но с такими гонорарами и ценами на бухло иначе не получается. Так жили поэты, читатель и друг.

Володе и киевлянам тоже нужны были ж/д билеты.

Я описал им, как пройти через Москольцо до Гагаринского парка, выйти из него возле моей школы на Толстого и легко дойти до предварительных касс. И поехал достраивать Трэнчтаун.

Звонит Силя: билеты купили, а потом нашли такой портвейн… ахуенный! На разлив, 14 гривен литр, ты можешь представить? ахуенный! Такой вкус винограда… 14 гривен, прикинь… ахуенный.

Он звонил ещё 3 раза. Текст не менялся, только разобрать становилось сложней раз от разу. То же он воспроизвёл, и когда они появились. Уже темнело, я давно вернулся с участка и даже начал уже с пивка. Ещё Силю очень огорчало, что пришлось заплатить за тару, которой немерено на любой помойке.

Силя был в крови, классически споткнулся. Ещё он где-то разорвал штаны, полквадрата, треугольный лоскут висит прям под жопой. В эти дни то и дело шли дожди, и ноги Сили ниже лодыжек были покрыты грязевой терапией. Неоднократные предложения ванны он игнорировал.

Ну хоть Лолу проводили.

 

Портвейн остался и на утро. Дальше понятно?

 

Володя вечером уехал в Ужгород, без проводов. Силя ушёл в отключку.

Галке вообще-то давно пора было везти Машу к бабушке. Сперва мы думали проводить Силю в Форос, после чего уж расставаться. Утром, увидев, что Володя вчера уехал, а Силя будет готов к Форосу уж точно не сегодня, мы поехали было сперва сдуру на вокзал – ужас, вонь высыхающих в зале рюкзаков и баулов, глисты очередей при крайне медленном обслуживании. Поехали в те же предварительные, в очереди вторые, на завтра на Москву да пожалуйста.

Полюбившийся Силе партишок тоже нашли. Действительно, фирменный магазин «Солнечной долины», напитки по цене в широком диапазоне. По 14 литр? Понятно, так это же «Приморский». Натуральный, не порошковый, но приморский – он и есть приморский. Сразу приятно пьянит, но очень быстро попускает и настоятельно требует догнаться. И очень быстро вырубает. Я даже подозреваю – не подмешивают ли синякам чего-нибудь успокоительного? Чтоб маргиналы не буянили, а валялись себе, как китайцы в курильне опиума.

Если бы не Силя, я бы и не знал, что в Симфике опять есть всё та же разливуха, правда, уже не по рубль-сорок. Оля, например, такую ещё застала. И пробовала, бедная. Хотя… по молодости можно было чем угодно безнаказанно травиться, с наслаждением. А сейчас уже жалко выданного при рождении робота. И так уже копыта начали отрастать, скребу по утрам в ванне бритвой, и всё равно после очередного пьянства пятка трескается.

Так что информация Сили любопытная и пробуждающая воспоминания, но я уже давно не по этим делам. Разве что с Силей преломить.

 

А ещё благодаря Силе меня отфрендил один товарищ вконтактеге, что я воспринял с облегчением. Странные у меня с ним отношения были IRL, а теперь ещё и виртуально привязался. Любимое занятие – меряться хуями. И в музыке он искушённый ценитель, а я говнарь, и в жизни он преуспевает, а я бомж – бомж-то почему? Ну, в смысле алкаш, а он кристально трезвомыслящий. А по-моему, как бы ни полагал он себя умнее всех, он ярый безбожник, а это всё же неумно. И, как Иван Бездомный, даже в чёрта не верит, хотя и служит ему исправно. Ну так и отвяжись ты, крутой, от меня неудачника. Нет, видно, привык он уже фапать на свою крутизну на моём скромном фоне. Никто больше не даёт ему таких ярких ощущений. Да ещё и распоясывается – одёрнешь, вроде притих… а потом снова хамит.

Я-то уже и внимания особого не обращаю, но он взялся и на френдов моих наезжать. В жж прямым текстом обозвал довольно культурного (в сравнении с ним) человека пидарасом. Только за то, что тот влез в наш диалог в каментах. Диалог-то вынужденный, только потому диалог, что все прочие мои читатели молчаливы. Намного раньше меня в инете, а напрочь не рюхает, в чём суть ондайн-общения вообще и жж в частности. Не знает, как аффтары постов рады любым каментам. А ревновать к тому, что кто-то ещё, кроме него, со мной общается – вообще-то стрёмная хуйня, а?

А теперь написал, что Силю зарежет, это у него такой бывает юмор. Я ответил: как фанатик джоналенана? Он: как мужик пидараса. Что это, к чему это? Ясно, что мужики есть мужики, но что-то я наконец затроллился.

У меня перед глазами скромнейший тончайший Силя и не менее утончённый Володя. Которые даже когда матерятся, остаются интеллигентами, в сравнении со смердами, старающимися быть культурными с помощью блин, пипец и прочих лакейских словечек.

Я и написал о том, какой контраст между питерцами и быдлом с Москольца. Дословно не помню, а каменты были под его сообщением на моей стене, которое он же и удалил. И убрал меня из друзей. о_О

Рано радуешься, сказала Галка. Долго он не выдержит.

 

На следующий день грустно-грустно. Но и с облегчением некоторым, от Маши и за Машу. И с тревогой, конечно. Посадил и ждать отправления не стал. Поехал в указанный Силей магазинчик.

 

Очередное утро. У Силя оказалась характерная манера – всюду оставлять недопитые кружки и бокалы. Я тоже алкоголик и прекрасно это понимаю. Страх, что проснёшься, а догнаться нечем, и поэтому на всякий случай нужно оставить. God share типа, хотя на самом деле делишься с Его антиподом.

Я стал сливать все плюшкинские ёмкости через воронку в бутылку, которую спрятал под раковиной, чтоб сказать потом Силе, где, если чё.

В пятницу мы жарили шашлык-машлык, в понедельник уехал Володя. В четверг я поехал протрезвляться на участок.

 

2. Послегастрольный сон.

«Глас», 30.06 – 6.07.11

 

Силя отмазывался погодой. Которая действительно была как на заказ. Только что была жара, хоть и с грозами порой. Галка с Машей в Орджо сразу покраснели, но на момент отъезда уже улеглось, даже кожа почти не слезла. А вот что с Силей случилось бы с его блокадной кожей под таким солнцем, я даже и представлять не хочу.

Но как раз в день отъезда Галки началось похолодание. До +15 ночью даже дошло, а днём иногда вдруг пасмурно и где-то грохочет, но у нас только лёгкие дождики, без буйства. Пару раз гроза была ночью, я не слышал, а утром видел всюду сломанные ветки и лужи.

Каждый вечер Силя бормотал, что завтра на море, какая бы ни случилась погода. Утром, какая бы ни была погода, был бодр и даже оживлён, пока не решал, что заряда трезвяка и собранности достаточно для похода в ближайший магазинчик, в котором обнаружился приморский в пакетах тоже по 14 гривен. И настолько ли он хуже, чтоб ехать за разливным 4 остановки? В первое утро после отъезда Галки Силя ещё съездил.

Я тем временем перелогинивал жж и вконтакт, а также скайп. Мне писали, что нужно было просто открыть два браузера, наверно, так и есть, но мне казалось, что у меня и на одном тормозит.

По-разному проходили у нас утра. После моря я стал просыпаться в полшестого, как только солнце поднимается над многоэтажками и начинает светить мне прицельно в глаз. После чего можно переползти на место Галки и поспать ещё до семи или даже восьми, а по настроению можно и сразу подхватиться, чтоб ехать на участок, а там, может, и ещё часок поплавать в снах под звуки птиц и насекомых.

 

Я даже пытался на него воздействовать. Конечно, по умолчанию очевидно, что если нужно человеку расслабиться – лучше времени и места не найти. На каком ещё Форосе его поймут лучше, чем я. Когда мы были в состоянии беседовать, мы только и говорили обо всех нюансах белой горячки, и все у нас совпали. Вспомнили 2-ю новеллу в «Деловых людях», Никулина с Пляттом.

Бедная Галочка, думал я, глядя на Силю. Неужели и я вот такой же бываю? И ещё как бываю. Хотя последний раз давно уже, и вновь клянусь, что больше никогда.

Последний раз я скатился к такому, как сейчас у Сили, запою в начале декабря. Но не сразу, как он уже с полстакана. Мы пили моё вино. Утром Галка с Машей уезжают, вечером у меня уже Филя, а утром и Шурави с Мирой. А в холодильнике бутыли, и ещё несколько 10-литровиков не разлито для отстоя в холодильнике. Относительный трезвяк держал Шурави, все прочие удринчивались, кто как умеет. Главное – бегать никуда не надо.

Я не знаю, на фига оно было нужно. Как-то так уж вышло. Решил таким образом скоротать разлуку, а когда Галка разогнала гоп-компанию, ещё неделю валялся подобно гвоздю-с, пока не надоело. Прим.: И вот ведь обманываю! Тупо пока не кончилось.

Любые вина, кроме того, которое я делаю сам, при злоупотреблении рано или поздно отравляют чисто физически. Вдруг становится плохо. Тошнит, трýсит (трясёт), в общем, по сути такое же отравление, как тухлой колбасой, например. И так же через два-три дня проходит, после чего некоторое время пить совсем уж не хочется, чуть ли не страшно.

Своим вином я могу себя отравить, если в алкоголистической жадности начну хлебать недобродившее прямо с дрожжами. Если вино трижды отстоявшееся в холодильнике и перелитое – хоть упейся, плохо не становится. Просто начинает ехать крыша. Только это и останавливает всё же.

 

Если бы не Силя, не исключено, что после отъезда Галки я подбухнул бы пару дней. А тут пришлось охранять Силю. Я выпивал свои поллитра пива перед ужином, забетонировав очередную секцию забора. И ближе к десяти выпивал стакан плюс-минус кабэрне, чтоб ближе к одиннадцати само заснулось.

Силя-то в такое время спал всегда. Утром я детектировал, что он ночью и закусывал, и в тырнете сидел, а сейчас опять спит. Вечером возвращаюсь – ну конечно он уже спит. Даже не то что бы спит, а как бы без сознания. Может и сесть вдруг, и что-то пробормотать. Или даже попытаться завести диалог, только я сразу увидел, что я его не разбираю, а он меня просто не слышит и даже не видит.

Или ещё может подняться в дабл. Это исправно и безупречно, не то что Барон какой-нибудь, да и со мною сколько раз случалось. Как запой, так почти всегда, рано или поздно. Галка меня даже на диагностику какую-то платную загнала. Переделанная под больничку квартира на первом этаже. Девушка сперва задаёт вопросы, на которые нужно отвечать в микрофон, а дальше тебя исследует наведённая на тебя камера, в микрофон уже можно ничего не говорить, он и так уже всё регистрирует, а на мониторе ты видишь мультик про свои внутренности, разные зоны и точки оценены по пятибалльной системе, и действительно, всё хорошо или почти, но именно на что вы жалуетесь… Видите? – именно предстательная. Хотя и с правой рукой не совсем в порядке, это отдельно можно подлечить. А предстательную мы лечим целительным массажем – и достаёт девушка в белом халате из ящика тонкий, но длинный вибратор. А что вы удивляетесь, есть, конечно, предрассудки, а на самом деле любому мужчине, начиная с определённого возраста, не только полезно, но и необходимо. Сеанс 50 гривен.

Ага. Если мне когда-нибудь захочется такой процедуры, у меня Галочка есть бесплатно, да и без неё, наверно, справлюсь. Насколько же одиноким и непонятым надо быть, чтобы платить 50 гривен за то, чтоб тебя в жопу промассировали.

И совсем не гарантия, что после этого ссаться перестанешь.

 

После дабла подвернувшийся стаканчик. Потому и много их расставлено, чтоб какой-нибудь подвернулся – Силя ведь, оказывается, ещё и слепой. Как и у меня, -3, но линзы не носит и приноравливается к естеству. Над клавой и монитором виснет коршуном, при этом кисти почему-то не параллельно клаве, а перпендикулярно, а каждую букву он ищет каждый раз.

В запойном ахуе Силя расслабляется до того, что вообще отказывается от зрения. Со мною тоже это бывает. Мне запара лишний раз включать где-нибудь свет, потому что я и так знаю, что где. Алкоголик забывает всё, но где какой алкоголь припасён, у него всегда под контролем. Это не растаманы, которые вечно не могут найти, куда припрятали.

 

Так вот, о методах воздействия. Когда ещё не уехала Галка, Силя был подвыпившим, но способным к общению. Попереписывавшись в скайпе со Стеклянной Рыбкой, он решил: я в дабл, а ты пока с Филом переписывайся. И объяснил нам, что Рыбка ревнует, что он в Форосе встретится с киевлянкой, которой он должен отдать 500 гривен, и больше ничего, а Рыба воображает что-то ещё… да и погода что-то…

Я интригански написал Рыбке, что это всё из-за тебя Силя выбирает запой, а не море. Она, конечно, затроллилась – да при чём тут я, если он уже 30 лет такой?

Ещё я попросил (вконтакте) совета у Володи, Тимохи и Мыши. Володя порекомендовал жёстко не давать портвейна, я так не умею. Мышь – найти ему герлу, так это ж до Фороса его везти, и неизвестно, что там за киевлянки, вдруг тоже Лолы? Тимоха предложил не обращать внимание: и это пройдёт.

 

На следующий день после отъезда Галки Силя звонит мне на участок: нет больше электрического Выхода – Липсон умер. Мышь написала. Потом звонил ещё три раза с тем же текстом, но всё более невнятно.

А ещё на следующий день я вдруг высел на измену. На самом деле классический симптом лёгкой белки, паранойя. Пока Галка не уехала, я ведь всё же испытывал, что за портвейны Силя полюбляет. Второй трезвый день, самое время для психических отклонений.

Я вдруг вспомнил папу Инки – утром мама покормила его, у него прекрасное (после больницы) настроение и самочувствие, смотрит телек, мама пошла на работу, а в обед Инка приходит… и что я буду делать? Вот это история случилась бы. Методично ношу вёдра, мешаю бетон. Эдик, Олди, Сталкер, Индеец, Медведева и Наташка Волшебная Садовница. Как живые, ручкой машут. Не выдержал – бросил всё и позвонил: ты жив там? Силя даже удивился.

Больше я уже не беспокоился. Всё понял и служил рокенролу. В ванну Силю загнать никак не удавалось, он оказался на редкость упрямым, как и на Машин камп он перешёл, только когда начал трезветь.

Я не в напряг профилактировал бомжатник. Каждый день полы, иногда два раза, вся посуда вымыта, мусор и тара вынесены, бычки в пепельницах помытых только свежие. Начав протрезвляться, Силя ещё и закурил – может, выпить? нет, железная воля, вместо этого полсигаретки. Каюсь, меня при этом слегка бесило, как подчёкнуто, казалось мне, беспомощно и близоруко искал он зажигалку, а пепельницу я уж ему подставлял. На самом деле, совсем не подчёркнуто, это мне, вахлаку, так кажется. Другая моя половина такая же – противится передать на билет в маршрутке, мне всегда проще самому донести, чем кого-то по пустякам парить. Проще щуриться, чем сказать кому-то: найди мне.

 

Силя рассказал нам про свои половины. Один Силя технарь до мозга, рационалист без богов. Насчёт Бога Галка пытается Силю миссионерить, но за технаря уважает особо – ну наконец не неуч Олди. Достали безграмотные беззаветные растаманы. Как хорошо, когда у человека ещё и мозги есть, и иногда на месте.

А другой Силя… Даже анекдот есть, Марк Твен что ли придумал, или О’Генри (это Силя нам рассказывает). Я не пью больше 50 грамм, потому что после 50 грамм пьёт другой человек. Очень похоже на то, что и без 50 грамм случается, когда поёшь или сочиняешь, и если серьёзно, то только так и правильно, а 50 грамм иллюзия.

У него половины – материя и дух. У меня – мужик сиволапый и нормальный человек, такой, как Силя.

 

- Ну я хоть мирный, когда пью, - говорит Силя, - не то что Тимофей, например... Сижу за компом, а он подходит с ружьём и говорит, что сейчас меня завалит. Или как у них с Василием К. была дуэль на саблях. Ну это... смотрели они "Чапаев" и на сцене психической атаки заспорили. Тимофей же ста-ста... сталинист. А Василий против комиссаров. Откуда сабли? У Тимохи висят пару шашек. Острая, правда, только одна, вторая бутафория. Ну да, она Василию и досталась. По-по... порубал ему Тимофей руку, две недели играть не мог.

 

- Силя, - спрашиваю я, как грёбаный журнализд, - а вот почему Айзентакс выбрал именно Тсоя? Не Майка, не тебя вот, например?

- Ну вообще-то ясно – «Перемен» очень похоже на «Поворот». Но вот Рекшан писал… нет, конечно, всем известно, что Рекшан всегда всё пиздит, но в общем, вроде у них общий интерес, ну это, нетрадиционная ориентация. Да вообще! все ведь после «Иглы» думают, что он прямо Брюс Ли, а на самом деле он был очень мирный, беззащитный, даже робкий. Ну, разучил там для кино пару махов руками…

 

Готовил я, как для себя. Приготовил под радио, и хочешь разогревай, хочешь холодным. Кабачки с перцами и жареная курица. Кабачковая икра, баклажанная тоже, это у меня на автомате, и всё время по-разному получается. Ну и борщ после Галки оставался первое время.

Неделю мы прожили, ни разу не выпив и не закусив совместно. Когда я трезвый и уставший возвращался с участка, он спал или делал вид, не знаю… чё не знаю? это рациональная половина не знает и сомневается, а другой – ей ли не знать, какое это путешествие по калейдоскопической речке, Люси ин зэ скай? На грани, где и реальность вроде где-то рядом, можно даже легко отреагировать, только нет ни малейшего для этого резона в параллельном волшебном мире. Волшебном, пока есть алкоголь. Потом инфернальном. И даже если потом снова вдруг есть, черти просто отступают и садятся кружком, недолго им дожидаться – через время после спасительного глотка явятся ещё гаже.

 

Силя вышел профи мягко. Поезд в среду. В понедельник трезвость, но ближе к вечеру не портвейна, а сухого. Во вторник вообще уже сознание вернулось, но чисто для физиологии вечером можно пива. А в среду совсем всё хорошо, только стаканчик уже на дорожку на вокзале, избавившись от моего осуждающего взгляда – я-то дальше поехал, в центр по делам… прям сразу, как Силя вышел, вспомнил, что забыл выключить новый бульон, вернулся да и не поехал уже больше ни по каким делам. Не то что бы заболел, а уютно отключился, всё на тех же малых дозах – полбутылки, полстакана.

В Таганроге Силя был в лучшем виде. И в Ростове потом, и дальше успешно до Москвы, ОГИ, там и Стеклянная Рыбка подтянулась.

 

 

 

3. По кайфу и больше ничего.

«Глас», 18.07.11

 

От Москвы до Симфика, Силя посчитал (технарь! – в восхищении Галка), они сменили 23 машины. Первая ночёвка после границы, вторая после Геническа. В придорожных кустах, без палатки и даже без пенок, только спальники. Палатку они как раз только что купили, самую маленькую и дешёвую, но не ставить же её в темноте.

В 8 утра у нас.

День отдыха после трассы. На трезвяке бедный Силя, я-то перед сном припил украдкой.

 

Силя собирался в Севастик. Там он завёл в прошлый раз каких-то знакомых, правда, вписываться у них не собирался. Не знаю, зачем он им звонил. Они-то конечно – Силя? приезжай! Но Силя планировал ночевать в Херсонесе, а знакомые должны были подсказать, где лучше перелезть через стену. Палатка пока остаётся у меня.

А я предлагал ехать в Ялту.

У меня там давно уже есть приятель Шляпа. Не местный, но постоянно проживающий, иногда у кого-то вписывается, но вообще обычно находит нереально дешёвые квартиры. Сейчас он давно уже звонил мне, что снял 3-комнатную, и настойчиво звал нас с Галкой. В одной комнате он, в другой пацаны, которых он вызвал из Харькова поработать (что-то вроде установки сантехники), третья наша.

А Силя говорил о предполагаемом выступлении в Ялте. Я недослышал, думал – на байк-шоу, которое проходило 15-17-го. Сэйшен в ОГИ был 13-го, вполне можно было успеть. Я, правда, удивился, когда узнал, что там будут «Алиса», «Ляпис Трубецкой» и прочий карманный рокенрол (определение по аналогии с карманной оппозицией). Невозможно представить Силю в компании такой попсы. «Время славян»… блевантин. Это как если бы Панчу из Орджо пригласили на яхту Абрамовича. Как заплатка 100% коттон на джинсы из синтетики. Как живой хуй среди вибраторов.

А Шляпа как раз байкер. Не из мажоров, которые колотят понты на «Херлеях», а душою преданный корневым «касикам» и «Уралам». Находит и покупает у дедушек по деревням, катается, подшаманивает и кому-то впаривает. Как удачно совпадает – и байк-шоу, и Силя, и Шляпа с 3-комнатной.

Оказалось, Силю звали не на шоу, а просто в байк-клуб, да и то не срастается. Неважно, Херсонес он видел, а  Ялту ещё нет. Рыбка тем более. А к Шляпе скоро приедут жена с ребёнком. А Херсонес никуда не денется.

 

Силя согласился с моими доводами, и мне пришлось совершать подвиг.

Другое название этой главы – «Опять каждый шаг через больно». Ещё до поездки с Галкой и Машей в Орджо я расчесал полученные на участке комариные укусы на левой ноге, и вместо того, чтобы зажить на море, они стали превращаться в расширяющиеся язвы. Никогда ещё со мной такого не было. Или это комары с особой инфекцией. Или реакция на загар – то ли озоновый слой совсем истончился, то ли у меня уже возраст. Или самое вероятное – ну сколько можно бухать? Вино-то как всегда, но на пляж приезжал Парфён с невиданно ядовитым спиртом.

После моря язвы продолжали множиться. И просто открываться без причины, и тем более в язвочку превращалась любая царапина или заноза. Я не обращал внимания и продолжал строить забор, пока Силя валялся в анабиозе. А перед самым приездом Сили с Рыбкой появилась новая напасть – опухоль, скрытая под кожей и мясом, болезненно обжигающая, по вечерам озноб и температура. Полбутылки кабэрне – вроде полегче, а утром опять наступить невозможно и даже просто ногу не согнуть, чтоб поднять.

Бида, бида. А на левой ноге трещина на пятке, это уже давно. То зарастает, то после очередного бухалова опять хромаю. Теперь на обе ноги, не так заметно.

Без меня Силя к незнакомому Шляпе не поедет. А мне жутко хотелось, чтоб Силя увидел Ялту. Кому я только её не показывал – в школе одноклассников собирал, потом всех друзей и всех герлов возил в обязательном порядке. А тут ещё и Шляпа просто зазывает.

 

Я проснулся в 7, Силя с Рыбкой ближе к восьми, Галке тоже ничего не оставалось. Без четверти 11 вышли, с 11-ти чуть не до 12-ти сидели на остановке, первый ялтинский троллейбус шёл в парк, второй тупо не остановился.

А это ведь всё продолжается томление без алкоголя. Когда и беседа старательно поддерживается, мол, хуля нам, мы и трезвые можем умничать… бедный Силя некурящий, я хоть сигаретой дырки затыкаю.

Поплелись на другую сторону, на городской до вокзала. И тоже, как назло, нет городского… или просто кажется, что так долго ещё не бывало?

Зато тролик на Ялту почти сразу, 12:35, и ещё и зазывают. Правда двери открыл почему-то в 12:30, и попёрли давно сгрудившиеся баулы, стартовали в 12:39.

В Алуште были в 14:40, на полчаса позже обычного. Во-первых, он остановился на Москольце и далее везде, даже на остановках, где трассе останавливаться нельзя, только городским. Салон набил так, что при проходе кого-то на выход ближайший мужик чуть не присаживался на мои колени. Соответственно по Долине на каждой остановке «единицы» высаживал.

Во-вторых, эти белорусские троллейбусы, наверно, дешёвые, при этом для города в самый раз. Но на трассе они ни на прямой не рассчитаны разгоняться, ни в гору уж вообще не тянут. Обратно мы ехали на «Шкоде» 60-х годов и, хоть он и останавливался столь же возмутительно часто, приехали мы в срок.

 

В итоге я подвёл какую-то тётку. Сразу оправдываюсь – я сижу против движения и не с той стороны, где будет Медведь-гора, а она наоборот. И перепутать её ни с чем невозможно, о чём я сразу и сказал. Но она прицепилась. Мы беседуем, а она то и дело – скоро да скоро Партенит? Да нескоро, видите же, как ползёт.

Между тем, от Алушты до Ялты он доехал в срок, а мне уж по инерции казалось, что он ползёт всё так же медленно. И уж не знаю, как за беседой, трезвый (но больной?), мог не заметить моста перед Малым Маяком. Троллейбус был всё так же набит, как консервы.

Даже магазин в Пушкино увидел, в котором когда-то были хорошие вина на разлив, и искренне удивился – как, ещё и перед Малым Маяком уже такой же построили? А когда Силя спросил меня, не Медведь ли всё же это гора, вид с жопы, я уверил его, что это Кастель. И даже в Артеке увидел Карабах, хотя уже и начал сомневаться. Но когда прочитал на остановке «Краснокаменка», я всё равно не поверил, встал и посмотрел поверх голов… ну да, Медведь… Вы уж извините.

Очень горько говорила дама «ну спасибо». Глупая, вышла аж за Гурзуфом, хотя я объяснял, что ей, даже если бы вышла на Партените, пришлось бы ждать маршрутку вниз. Которая на Краснокаменке с тем же совершенно успехом. И на следующей остановке тоже. В том числе и гурзуфские, а после Гурзуфа – только ялтинские. Наверно, ей хотелось, чтоб я был виноват во всей полноте.

Так что я не виноват, это просто ей самой хотелось с самого начала. Она в дороге наезжала на молодёжь по поводу музыки, а в адрес водителя выкрикивала лозунги и угрозы. Я, конечно, тоже, но не вслух.

 

Шляпа встретил нас на автовокзале. Гордо развёрнутые плечи, клеша, шляпа, хозяин в Ялте. Набитая маршрутка, первая же остановка 10-й микрорайон, дом рядом, но небольшой крюк в супермаркет за пивом.

Пива Шляпа взял, как потом оказалось, на всех своих пацанов, а Силя решил, что раз такое дело, лучше «Алушту», ну и я кабэрне взял на всякий случай.

Прекрасная ялтинская квартира. Коридор, справа три комнаты, средняя с балконом, слева сияющие белизной дабл и ванная, прямо кухня с лоджией, ширина которой позволяет поставить диван поперёк, а длиной вдоль кухни и угловой комнаты, к стене вертикально прислонён матрас. Также по кровати и матрацу в каждой комнате, все двуспальные потенциально. И на балконе большой сундук, правда, жёсткий.

Кругом южные странные сосны и вишни, конечно, перезрелые. Прямо под лоджией композиция – разбитая виниловая пластинка рядом с раскинувшей крылья мёртвой вороной. Второй этаж, разглядеть можно и без зума.

 

Пацаны сразу выдвинули стол на середину. Мы привезли плов, который я сварил вчера, да только что-то никому почти так и не захотелось, на трезвяках-то. Теперь он улетел – дело молодое, а то я уж с этими ближними порой сомневаться начинаю: может и впрямь что-то не так с моими блюдами? А стоит угостить относительно посторонних – только тогда я и вижу, что полный ништяк на самом деле.

 

0.7 банка соуса, который в Крыму называют аджикой, опустела. Через мясорубку чеснок первым, чтоб побольше дать ему шансов хоть частично перемолоться, красный перец (много, молодцы пацаны!), болгарский и помидоры без кожицы. Соль, конечно. А уксус и сахар по настроению.

Я запомнил только брата Шляпы. Забыл спросить его, сколько же он весит, 120 или 130? Занимался всякими разными единоборствами и говорит, что никаких метандростенолонов, весь шварц на полном чистяке. Это не что я с Ченом по вольной на пляже пытался бороться. Тут я просто был бы лилипутом в стране великанов. Он мог бы сыграть в кино ожившее дерево.

Из Харькова, с двумя корефанами оттуда же. Один чёткий, подтянутый и с татухой на плече, а другой, может, и был когда-то боксёром… да не этим он, на самом деле, мне не понравился для начала, не животастостью, а тем, как с одной бутылки пива стал тупейшим образом грузить Рыбку «Спартаком» и «Зенитом». К животу я уж просто привязался, чтоб наехать. Он потом даже обижался, обращался к брату Шляпы: слышь, Андрей, а Фил говорит, я не похож на спортсмена. Прикинь – это я не спортсмен?

Пришёл кто-то ещё, на набережной тоже подходили то и дело.

 

Опять же – вот это я понимаю. Никаких зависаний на флэту, а выпили – и на прогулку. Благо есть куда. От дома спустился по ступенькам на дорогу – вот и остановка маршрутки. Которая не замедлила. Остановка – круглое расширение дороги в тени высоких дерев, дороги же все такие узкие, что, наверно, долго пришлось бы учиться на них разъезжаться. На Морской уже минут через 15. Художники, тысячи их, как чаек.

Набережная, мол, замыкающий порт. Кому-то из пацанов я поведал уже потом, на камнях, как швартовались в этом порту со Славкой на «Мингечауре» (сухогрузе) в 71-м. А пока Лёша предложил нам нырнуть с мола. Галку мне так и не удалось уговорить хотя бы солдатиком попробовать. Брат Шляпы исполнил зачётное сальто, я просто нырнул, как всегда. Потом все пошли на набережную, чтоб расположиться на камнях под молом, а я нырнул ещё раз и поплыл туда.

Удивительно. В самом центре Ялты такое есть, оказывается, почти как дикое местечко. Очень грязное, правда, к сожалению, следы всего, что тут ели, пили и курили. Но море вполне годное, чистое. Силя с Рыбкой воздали должное, а я полез было снова с Галкой купаться, но что-то меня зазнобило, надел даже куртку.

У нас было пиво, и кто о чём говорил, вспомнить невозможно.

 

Дальше Шляпа повёл нас прямо от мола, пересекая набережную, в переулок, в котором ступеньки спускались к деревянной округлой двери в «Погребок». Небольшой зал, столики, скамейки, вдоль двух стен стойки углом. Мы ломанулись было прямо к стойке полистать меню и сразу ахуе – бутылки по тысяче с чем-то, две, три гривен, в общем, на Экслера.

Шляпа успокоил нас, что это для особых церемоний, а обычное меню на столиках. При этом прямая поставка с завода, так цены, вы сами увидите, на гривну дороже, чем в магазине, ну а качество…

Да, это так. Вплоть до того, что «Каберне» дороже именно на гривну, чем в Симфике в «Жидком хлебе», например (я знаю, где дешевле). Та же этикетка, всё то же – но вкус… Когда я пью кабэрне в Симфике, я всегда ясно вижу, насколько массандровское приятней любого другого, с чем уже только не сравнивал за 30 плюс-минус гривен. Но когда я попробовал кабэрне в «Погребке», мне показалось, что то, что я пил в Симфике – почти настолько же грубее, как пакеты по 14 гривен.

Ещё Шляпа порекомендовал приколоться к сухому хересу, и опять я не пил никогда ничего подобного. Как я всегда представлял себе херес? Что-то вроде наполовину разбавленного коньяка, хотя на самом деле вкус свой, другой и очень специфический, потому что сбраживают херес не дрожжи, а грибок в виде плёнки. Главное же – 20 градусов, вот что отличает херес.

Хотя я всегда удивлялся – грибок понятно, но где взять столь сладкий виноград? Если даже для токая виноград подсушивают – и то максимум 16-ти градусов достигают. Значит, 4 градуса всё же добавляют спирта. Сахара же в хересе бывает и 0, но и 1, и 2%.

А тут оказалось как раз 16 градусов, оказывается, и такой херес бывает, вкус – ни с чем не перепутаешь. Самый что ни на есть херес, но гораздо приятней, потому что обычный 20 градусов спиртягой всё же отдаёт, если честно. И сахара ноль.

А ещё Шляпа ещё в прошлый приезд к нам в Симф расхваливал граппу, новый продукт Массандры. Мы взяли 50 грамм попробовать по глоточку. То есть мы сели все у стенки, а пацаны с другого конца скамей, и они взяли по 50 грамм каждому, а мы чисто попробовать.

Никогда в жизни не пил ничего подобного. Коньяки по тыще гривен пить не приходилось, а за 30-40 – даже смешно, ну какой там может быть коньяк? Но хоть бы даже текила или вискарь по нормальной цене – всё равно вкус ведь такой, что сперва привыкать надо. Граппа же – чисто виноградный запах и вкус даже чуть-чуть с виноградной кислинкой. При этом спиртом не пахнет совершенно. Очень может быть, что когда начнут продавать в Симфике, запах спирта появится.

 

Когда мы вышли покурить, было ещё светло, и Шляпа потащил нас на игровые автоматы тут же за углом под навесом. Набрал жетонов и стал предлагать каждому из нас побросать в кольцо баскетбольные мячи. Галка набрала больше всех очков, но до призовой игры не дотянула, а потом Шляпа показал, как давно он любит этот аттракцион. После хереса все дружно орали и болели.

Когда мы вышли окончательно, уже горели фонари, как обычно на югах, ничего кругом себя не освещая. Сквозь их разноцветные пятна по улочке брели отдыхающие, а мы встали у крылечка подождать остальных.

И тут к Силе подбегает парнишка и начинает чуть не в пояс ему кланяться, приплясывать кругом него и выкрикивать: «Не может быть! Неужели это правда? Это ведь ге-ни-альный композитор! И гениальный поэт! Неужели я стою рядом?»

На самом деле, впрочем, не такой уж парнишка, если поближе к фонарю – лет под 40. Просто первое впечатление – бермуды, очень похожие на штаны Тома Сойера, и белая в крапинку рубашка нараспашку.

Он ездил в Севу на Умку в «Зелёной пирамиде», и там услышал и увидел Силю, и врубился, что Умка хуита по сравнению с Силей.

Силя сказал нам: и меня ещё спрашивают, откуда у меня деньги, чтоб спиваться? Спросили бы, откуда у меня здоровье, чтобы пить со всеми, кто хочет со мной выпить.

 

Пацаны, надо заметить, до этого момента так и не поняли, кто такой Силя. Ленинградец – о, это классно. Но что там за группа – мало ли этих групп? Шляпе я объяснял давно уже, но Шляпа вообще не очень интересуется русскими группами, больше всего он любит Тома Уэйтса и Muse. Из русскоязычных, как несложно догадаться, он в восторге от «Биллис бэнд», а так и моему мнению о русских группах доверяет. Но не представляю, что он мог рассказать пацанам о Силе, если сам знает только с наших слов.

И тут – такой поклонник!

Художник, зовут Мастер, работает и продаёт свои картины на набережной. Для начала он сразу уговорил нас принять от него 2 бутылки «Ай-Сереза», а когда мы уже сидели на парапете набережной, исчез и вернулся ещё с одной и четырьмя картинками, каждому в подарок. И даже бокалы принёс, чтоб с Силей чокнуться.

Ещё на флэту Шляпа подарил нам картинку, оказалось этого Мастера он давно знает. Увидев, что сам Мастер подарил нам с Галкой аж две, Шляпа решил забрать свою обратно, раз у нас и так уже есть.

Пацаны, глядя на такое дело, стали обещать завтра же подарить Силе массандровскую гитару. Почему массандровскую, так и осталось непонятным. Ну с Массандры, будешь вспоминать – в Массандре на ней играли. На следующий день, когда мы с Галкой уже уехали, действительно привезли. Силя покрутил её и недоумённо спросил: «Ну и что мне с ней делать? К Филу отвезти?» - «Нет, тогда уж лучше у меня оставляй, - сразу отреагировал Шляпа. – Приедешь ещё – поиграешь».

 

Познакомились с парнишкой, который пытался устроить Силе выступление в байк-клубе. Алексий Дред вконтакте, с ним была герла, с такими сиськами, на которые можно если не кружку пива поставить, то положить книгу, как на пюпитр, и читать – точно. Шляпа сразу стал подговаривать Галку зазвать их к нам в гости, а то ему самому неудобно.

Маршрутка ещё ходит. На флэту распитие вин продолжалось, а я рубанулся. Алексий с герлой, возвращаясь к себе, решили нарвать алычи, и герла упала с дерева.

 

Зато утром они позвонили Силе и устроили им с Рыбкой прогулку по мысу Мартьян. Ах, мне бы тоже так хотелось снова там побывать, но с бодуна мои ноги стали совсем ни на что не годны.

Когда я проснулся часов в 6, так и подмывало сгонять за пивом. Всего-то спуститься со второго этажа и метров 50 до магазина. Правда, он открывается в 8? Я выпил яйцо, заварил чаю и улёгся на балконе с книжкой.

Пацаны ушли на работу, после этого стали очухиваться мои попутчики. Силя собрался было в магазин – «зачем?», строго вопросила Галка. – Дык яиц купить, и хлеба. – Не выдумывай, Серёжа (Галка и Олди чаще называла Серёжей), у нас есть и хлеб, и яйца.

Силя смирился. А я выпил с ними кофе и увидел, что в общем-то пива уже и не очень хочется.

 

Я так торчал от того, что сделал всё, что мог, для Искусства, Истории и Культуры.

Силя повисел в Ялте, пока не приехала семья Шляпы. Потом двинули таки в Херсонес. Застопили открытый кабриолет, и Рыбку якобы продуло (я думаю – обычный перегрев, всё же июль, а они бледные с севера).

После Херсонеса опять к нам. Под предлогом, что Рыбке нужно оклематься, Силя наладился было снова бегать за своими пакетиками, но уже на второй день Рыбка взяла с него расписку, что больше ни капли. Я тоже начал выздоравливать только после того, как завязал пить даже стаканчик перед сном.

Потом они поехали на тролике в Алушту и дальше стопом, ночёвки в Рыбачьем, в Судаке, в Феодосии их ждала некая Полина, чтоб организовать выступление на Дне Города. Но аккурат в пятницу (дно города, как выразился Силя, в субботу) завалило шахтёров, самое что ни на есть обычное для комсюков, растащивших совдеп, дело. И день крокодиловых слёз назначили на воскресенье, но мэр Феодосии решил расстараться и отменил песни и в субботу.

Зато в воскресенье Силя спел в Когтебле в «Арт-богеме». У меня в Феодосии Руслан одноклассник – ну как это было, спросил я его вконтакте. Так там же платный вход, пояснил Руслан. И что, удивился я, Силя не мог тебя провести? Руслан всё же всю жизнь музыкант и звукач. Были бы у меня его способности – подыграл бы Силе на маракасах, их у Руслана вагон. Сыграть с Силей!!!

Не понимает Русланчик. Это что – на такси потом домой добираться? Ох, да я бы пешком дошёл на неработающих ногах.

Силя с Рыбкой так и поступили. Пешком ночью, правда, не до Феодосии, а до Орджо, разница небольшая. Полина вписала их в палатку возле пансионата «Волна».

А Руслан просто трясётся, как бы у него кто-нибудь не вздумал поселиться. Придурок жизни, говорит Галка. Да, разобрался в электронике и научился играть – но всё равно он дурак, ты что, так ещё и не понял?

А может, это я придурок? – возражаю я, - а может Силя? Нет, - твёрдо заявляет Галка, - ты, конечно, придурок тоже, но Силя – это Силя. Чтоб такие песни писать, мозги должны очень хорошо работать.

 

4. Если не пришлось умирать молодым.

 

Почему я пишу пацаны? Потому что знаю по одноклассникам своим, однокурсникам, в кого они превратятся. А пока пацаны, нормальные, хорошие, с ними весело, ненапряжно и всё правильно. Но повзрослеют – и будет тоже всё правильно, но как-то скучно. Не так уж важно, почему – просто факт: взрослые скучны невыносимо. Как в юности они меня ужасали, так и всю жизнь не привлекают.

Вариант – чтобы не скучать, бухать. Есть у меня знакомый в Симфике, Алмазников, Серёжка что ли? Хипповал ещё в 74-м, позже постригся, но бухать не перестал. И до сих пор весел и настроен выпить всегда, вот только сейчас не разберёшь, когда он выпил, а когда ещё нет – стал одинаково невразумительным в любом состоянии.

И всё равно, хоть с ним тоже уже скучно, я о нём как бы помню. Чем-то он меня всё же интересует, а взрослые – вообще ничем никогда. И дело не в том, талант или простой бухарик.

Кинчев со своими джипами и паломничествами в Израиловку очень скучен, и немножко обидно, каким он представлялся, когда был ещё пацаном. А вот смотрю по ютьюбу пожилых «Кэнзас» - всё так же безупречно поют всё ту же песню, и полное ощущение, что поют для себя, не выёбываются, денег уже им хватает, и если и есть джип, то чтоб ездить на ранчо, а не улицы загромождать своими понтами.

Ну, они, допустим, не бухают. Но Кен Хенсли? Или Ронни Вуд? На фэйсах написано, что взрослыми они не были и не будут.

 

О чем вообще я?

 

У них там всё иначе. Такого, как у нас, нет больше нигде, ну как всегда.

По умолчанию. Властный – нелюдь. Других не берут в мусора, чиновники (кого, что?) и прочие устроители порядка. Бедный народ относится к ним почему-то именно так – пидоры все. Раз уж нашёл ты сам себе такое стойло – не обессудь, братишка. Как ни подвернётся возможность, я тебе Кандагар припомню.

То же самое и в рокенроле. Если в СМИ – значит, на службе у дохлых. Если в ротации – прошёл инициацию.

На самом деле, сам я далеко не всегда отношусь так. Я пытаюсь выразить общее тусовочное мнение.

Например, Чиж. Запрезирали его с тех пор, как он легализовался. Якобы за то, что стал чесать, как росконцерт. А разве Умка не так же чешет? ещё и поболе. Ну, там типа связался со всеми этими ротожопами. Так и хорошо, почему нет? Наконец как у них – в бизнес входят и отвергнутые священным синодом. Нет, сцуко, то у них заживает, а у нас всё та же язва: связался – помечен.

А я его как раньше слушал… без той же Лосевой и Федя настолько ярко не воплотился бы. Тот, кто сочинил «Такие дела, брат» - уже просто неподсуден.

 

Но всё же существует легенда. Которую Чиж, может, себе и подпортил. Надеюсь, хоть джипа у него нет.

Можно, конечно, как Цой или Джим, принести себя в жертву, не дожидаясь сиквелов и приквелов. Хотя лично мне в обоих случаях чудится, что жертва имеет отношение к законам бизнеса. Соответственно, легенда.

А у нас есть ещё и легенда другая. Непорочность в отношении шоубиза. Олди выстоял до конца, их бин зольдатен. Наташа Медведева и не ожидала, что тут на такое принято идти.

 

У молодёжи в тырнете появилось прелестное выражение – как-то так.

 

UPD. Соседка Оля с 5-го этажа, когда Галка с Силей и Рыбкой возвращались с рынка, остановила Галку и стала шептать ей на ушко: а ты знаешь, когда тебя не было, этот вот ходил тут вечно пьяный, в рваных штанах, почти с голой жопой, ноги в грязи…

Я стал специально носить в рюкзаке обложку последнего Силиного мр3-сборника. И когда встретил Олю, показал ей – вот фото, а вот творческое наследие. Первый альбом 82-й год. Когда, кроме Боба с Майком, никого ещё и не было, ну «Пикник» разве что. Ну и Цой, конечно, тоже уже.

Так что, Оля, это не сапожник, не сталевар и не плотник. Можно ему хоть в Крыму вина попить? В перерыве между гастролями.

Оля полностью согласилась, что несомненно можно.

 

 

Приложение.

 

Ода на протрезвление Сили.

  • 1 Июл, 2011 at 9:14 PM

 

ну вот, хоть есть, о чём поговорить
с народом, отмороженным обычно
сочувствуя, советуют, как быть
друзья, и только в сообщеньи личном

как Силю уберечь до Таганрога
чтоб не подвёл никто и никого
и сам уж вижу - нужно так немного
чтоб смыло в параллельный мир его

отключка прямо с первого стакана
несвязная беседа, сразу в сон
вскочил, махнул джюс грамм, опять нирвана
храпит, бедняга, под любой музон

закусывает изредка, но в ванну
упрямца даже маме не загнать
"будь с ним пожёстче, солнце" пишет Анна
"начни хоть минералкой продуплять"

да есть же в холодильнике компотик
и простокваша или молоко
и чай зелёный для промывки плоти
которой, знаю, ох как нелегко

о, это возвращение в реальность
минута, словно десять, час - полдня
повышенная нюхомузыкальность
и чувство, что все зрят насквозь меня

на воздух выйти - так и липнут бесы
все мысли - как бы сохранить умняк
и на одном сошлись все интересы
как ни побрейся, по глазам - синяк

но с каждым днём идёт выздоровленье
и это кайф покруче, чем бухать
смолкают бесы, льёт с небес моленье
и зов творить, ебаться и пахать

так что и Силя, думаю, что скоро
услышит этот зов и отряхнёт
с себя весь морок, как грибные споры
пошли все на хуй, черти, не ебёт

  •