Правдивые сказки

Настоящего Индейца

Черти

Наблюдения змеёныша.

 

Что означает это слово – черти? ИМХО, любое слово указывает на что-то в реале. Если есть абстрактное слово – должно существовать что-то конкретное, для обозначения чего люди нашли слово. Ну, конечно, есть телеги, что не сами нашли, а Высшие силы ниспослали – неважно. Если я нахожу гриб или если бы вдруг нашёл самородок, мне, конечно, интересно было бы, кто мне его ниспослал и зачем, но вообще-то не так уж важно. Вот в данный момент я с полным удовольствием готов допустить, что моими пальцами по клаве стучит Муза – их античные авы выглядят вполне модельно, а каковы они на самом деле – ну разве важно? На каком ещё самом, на каком таком деле?

Какими бы ярыми адептами открывшихся учений кто ни становился – все, любой буддист и кришнаит, растаман и сатанист, все мы вышли из совдепа. Соответственно, все начинали с атеизма. Да и продолжают жить атеистами, в общем-то, все, даже окрестившись, тем более просто дрэды отрастив. Так… случаются иногда знамения, у более восприимчивых, но в повседневной жизни проще жить практично и отмахиваться от всего потустороннего.

Галлюцинации – да и дело с концом. Расстроенная психика, нарушения работы головного мозга. Объяснить понятно и логично – и больше об этом не думать. Просто плод игры воображения, Дед Мороз. А я вот, когда был маленький, читал книжку «Орден Жёлтого Дятла», там герои попадают, в частности, в такое место, в котором живут все литературные персонажи. И в «Розе мира» тоже есть такой лепесток. А взрослые – дундуки и долдоны, даже Бог у них – просто самый старший по званию.

Достоевский за полвека предсказал атеизм (русский вариант его последствий), и для обозначения проводников его в народ юзал слово «бесы». В применении к человеку этим словом можно именовать и хард, и софт, которым сей хард одержим. А визуализирует образ этого софта – ладно, пускай воображение, просто атеисты считают его эфемерными и поэтому как бы презирают плоды его. И этим напоминают мне марширующие молотки из «Пинк Флойда».

Бесы – тоже, как и чёрт, чисто русское слово. Демоны или джинны совсем другие.

Бесы – софт ораторов, а черти – внимающей толпы, шпаны и отморозков. Это я атеистам растолковываю. А натурам, настроенным более поэтически я просто хотел рассказать про чертей, которых довелось повидать самому.

Вообще принято называть это «белочкой». Опять же, скучные зануды (и не дай Бог, доктора!) назовут это болезнью, но при этом есть ещё всякие теории об обострении восприимчивости к более тонким материям… на самом деле ведь – опять материализм, опять попытки расшифровать для понимания. Тому, кто их видел, уже по барабану, тонкие это материи или не очень, духи это или закодированные полевые колебания.

 

Лирическое отступление # 1: о царизме.

 

Это в школе нас обучали такому шаблону. Пушкин-то, когда общался с Музой, вовсе не думал о приёмах камасутры, которые потом отыщут в его танцах литературоведы. Ну понятно, что в повествовании случаются отступления – так учёные придумали им определение: лирические. Хоть сами поняли, чё в виду имели?

 

Весной я дозрел наконец до решения начать освоение интернета. Сколько можно, у всех есть, все давно знают и умеют, а я всё как чукча.

Первым делом, конечно, я поинтересовался, что это там за знаменитая порнуха. Потом потусовался в «Моём мире», в который сразу попадаешь, зарегившись на мэйле, потом увидел, что намного интереснее «Вконтакте». Туда я попал благодаря Филу мл., с него и начал изучение. В его группах я зашёл в какое-то патриотическое объединение, что-то там о судьбах России, почитал форумы «Порнография» и «Гомосятина» (почему-то очень многие патриоты неровно дышат на эти темы), а потом наткнулся на самопиар некоего Ол. Фёдорова, перешёл по ссылке в liveinternet, ох ты ж – русская доктрина! Да ещё и арийская. А значит, наверняка понравится Байкеру Шляпе, который давал мне читать Аристархова. Можно распечатать и себе, и ему заодно. Хотя 500 страниц… если в двух экземплярах, раз 5 нужно будет ездить картридж заправлять, лучше в одном, прочитать и дать Байкеру, а себе потом ещё распечатать. Так и сделал, вторую распечатку дал потом Парфёну, чтоб Днепр просвещал. Зачем-то напечатал третью.

Читал вечер и весь следующий день, ночью пытался заснуть, не дочитав, но не вышло, пришлось идти на кухню и добивать.

Правда, сразу смутило вступление с просьбой скинуться ему по 5 бачинских на любые из четырёх указанных реквизитов (баксы, евро, гривны, рубли). Можно и больше присылать, приветствуется. Естественно, сразу включается вирус-защита от лохотронов. Туда, где создаётся из корысти, Муза не заглядывает. С другой стороны, уж больно неприкрыто для настоящей корысти. Может, он в натуре там творит и голодает (что, впрочем, вполне может способствовать творчеству)? Для хиппи ведь вполне нормально – петь на набережной, раскрыв чехол гитары для пожертвований. И даже просто аскать, подобно буддийским монахам. Может, послать? Что такое 5 бачков? Другое дело – специально выдвигаться в сберкассу, стоять там в очереди… всё же разводняк какой-то. Ладно, сперва почитаем.

Кому же не интересно фэнтэзи, да ещё не про королей и прынцев, а наше, русское, родное? Итак, вначале были хора, что означает «люди Ра», и только после потопа они смешались с простыми чукчами и породили ариев. Слова хора понятно только болгарам, а нам, русским, знакомы названия трёх прослоек, из которых их общество состояло – хохлы (ого!), холопы и холуи. Хо во всех случаях значит «человек», а хол - это холм, то есть возвышенные люди, приближённые к Высшим силам, по сравнению с лопами, то есть теми, кто с лопатой, от сохи. Для симметрии необходимы и опущенные: «луй» по-болгарски, оказывается, «хуй». Ещё в допотопные времена хора для возвышенных целей юзали нефритовый стержень, а чтоб кого-то опустить – простой луй.

Кроме фэнтэзийной подоплёки, в Доктрине очень занимательны филологические изыски. Мастерски пользуется этим приёмом Задорнов, хотя и с иными целями и моралью. У него «бритты» - тоже те, кто бриты, и не думаю, что он читал Фёдорова. По классическим представлениям брились цивилизованные люди, а барбары носили дикари. У Фёдорова же брили насильно, не только бороду, но и хаер, специально, чтоб выделить самых подлых и беспринципных, а если и это не помогало – ссылали их на остров, который потому и назвали Британией. А в наше уже время потомки тех отборных негодяев высылали своих самых отпетых мерзавцев в Америку – вот и полюбуйтесь.

Бритты – отъявленныё преступники, а вот готы – адекватные вообще-то люди, просто отрекшиеся в своё время от хора, а потому предатели. Го – корова, готы изначально – ковбои. Народ, управляемый хохлами, делился на готов и люд, последние так назывались, потому что были блюдовиты, поэтические натуры, типа эмо – в противоположность готам, у которых делу время, а девушки потом. С Музами готы не общались, а развивали науки и ремёсла, и в итоге решили – вот с какой стати нам кормить этих пустобрёхов, двинем лучше на Запад, построим там нормальные дороги, будем там подметать свои улицы, изобретём унитаз, а эти мечтатели пусть так и живут в берлоге, как Анастасия, и ходят до ветру в гармонии с природой. И теперь ковбоям никогда не разгадать тайну русской души, например, Жирика. Отсюда поговорка про дураков, которым любые до́роги доро́ги. На территории современной Украины когда говорят «как ты мне до́рог», имеют в виду «какой же ты дурак», в хорошем, конечно, смысле слова.

Непросто пересказать 500 страниц в двух словах. Фэнтэзи сменяет фантастика. Сириус, оказывается, двойная звезда, одна из звёзд должна была взорваться, и обитатели её планет решили рвать когти. Приглянулась им наша Земля, проблема только в аборигенах. Порешали её они так – чу-у-уть-чуть ударили по Фаэтону в нужном месте в нужное время, чтоб он поцеловал спутник Юпитера.  В результате один из шаров стал Меркурием, по ходу уничтожив жизнь на Венере и Марсе, а второй раскололся на астероиды, один из которых стал Луной и вызвал потоп. Жизнь инопланетяне нам сохранили, но обосновались на Луне и стали гадить в союзе с исконными нашими гадами – душами вымерших динозавров, драконов.

Тут Фёдоров переходит к визионерству, подобно Даниилу Андрееву, а для облегчения задачи устанавливает себе соответствующий рацион, как раз и перестройка предельно урезала обеспечение научных сотрудников. В духе, как выражается аффтар, ему открылись все высшие и низшие иерархии, нас окружающие и направляющие. Кастанеда, сдвигавший крышу точку сборки не только диетой, писал просто о местах силы, Фёдоров же разделяет эти места на хорошие русы и плохие руги (отсюда и ругань, если вы уже поняли его стиль). Именно в ругах базируются драконьи силы, уры, не случайно у Диккенса Урия Хип такой противный персонаж, и вонючая урина течёт из змеевидного отростка, да и всякие гуру оттуда же, только ещё и «гэ». Уркаганы само собой, ганы заряжёны, гены гуннов. По ходу руги ретранслируют оккупантов с Луны. Вообще все поэты, вдохновлявшиеся Луной, реально работают на Сириус и преумножают бардак. А вот склонность к оральным ласкам – это, оказывается, от драконов. И курение почему-то тоже… там объясняется, почему, но лень сейчас искать. А гомики – под Луной, потому что обитатели Сириуса были гермафродитами.

После прочтения тем «Порнография» и многих подобных у меня сложилось впечатление, что пишут туда люди, обострённо небезразличные к обсуждаемым темам. Мне кажется, при достаточно регулярной половой жизни как-то и не думается ни о какой порнухе, а если попадается – часто смешно и иногда познавательно. Если же кому-то интересно обсуждать, хорошо это или плохо – пидарасы, – значит… ну вот кого это может волновать? Да и в обычном сексе искать и клеймить извращения – для такого настроения обязательно надо проходить курс воздержания. Фёдоров так и пишет, что когда начинаешь жить в духе, жена уходит.

В конечном же счёте всё это духовидение сводится к политике – дерьмократия от змея в компании с Луной, а от Бога – монархия. Править должен (и обязан) только помазанник Божий, недаром же Сына Человеческого называли Царём. Кстати, поклонники КОБа, которых я собираюсь описать в следующем ЛО, любят зачарованно повторять, как устав, что «поли тикос» переводится как «множество интересов». Ну да, есть такое выражение – поиметь свой интерес. А тут интересов множество, и всех политик имеет. Ещё положение бывает интересным, но политиков это не касается, разве что фигурально, поскольку имеют они друг друга обычно способами, исключающими овуляцию.

Узнать истинного Царя можно по делам его. Став царём, он первым делом должен разобрать на кирпичи пирамиды, искусственные руги, а потом снести некоторые горы, начиная с Эвереста, и желательно – ещё и воронки на их месте устроить. Как раз человечеству сейчас это уже по силам.

Тут я засомневался. Я уже прочитал про Богом данные и драконьи продукты (а также лунные, что ещё опасней) и уже прикинул, что слава Богу, баранину можно, а без свинины… ну попробуем прожить. Без гороха и фасоли – легко, без кофе – вообще-то несложно, без перца – ну не знаю… Про сигареты я не задумался ни разу, сразу смирился, что гадом буду. Между прочим, бухать можно, если по чуть-чуть, так даже полезно, нейтрализует если не пресмыкающееся, то Луну точно. Или наоборот, неважно. Главное, драконы нам всё же родные, если гадят, так где-то и на пользу, а вот демоны с Сириуса – однозначно враждебны и беспощадны.

Прочитав про горы, я обрадовался – так это гонево! А я тут уже даже об оральных ласках начал с подозрением думать. И перчик, и кофе ко мне вернулись, да и гороховый супчик – так ведь иногда в тему!

Ему ещё и западная музыка не нравится! Особенно барабаны, их готы переняли у негров, а негры все поголовно со своими пирамидами работают на Луну. Эх, Олежка, тебе бы Билла Браффорда послушать. Впрочем, видно, что не по этим делам. Так значит, и «6 жён Генриха VIII», и Рик Wakeman – бритты, жопы бриты? Да пошёл ты…

Впрочем, он особо отмечает Курта Кобейна. Вот как – значит, хоть что-то его пробивает? Нет, никакой музыки он не умеет слышать всё так же, просто приводит Кобейна в качестве примера ора, магического вопля, которым арии устанавливали контакт с иерархиями мироздания. Почему именно Кобейн? Вроде почти все орут в харде и в хэви. А вот не так, оказывается. Только Курт умел по-настоящему, потому его и убили.

Ещё со студенческих лет я заметил, что часто в компании поэтов и музыкантов находится лидер, который не умеет ни петь, ни рисовать, но утверждает, что на порядок выше любого искусства продвинутая психология (типа НЛП), если это атеисты, или магия, если это романтики. Кстати, читал я когда-то Свояша, он рисует лестницу продвижения от полного дебила до святого, и всякие духовидцы у него закономерно (поскольку он сам из этих) выше на пару ступеней простых артистов. Может, это и так, если приводить в пример Даниила Андреева, который как был поэт, так и в «Розе мира» прежде всего художник. Но вот что маги, вроде Свояша, выше Владимира Семёныча – это вряд ли.

Добравшись до последних глав, я с облегчением убедился: всё ясно.

Фёдоров фамилия знаменательная сама по себе (например, неподражаемый дядя Фёдор Трезвяков), но вообще-то он прямой потомок Романовых, тех самых, а не то что какой-нибудь «Аквариум» или «Воскресенье» (а у меня подружка такая была, а ещё на «Радио Асс Юль» премилый комментатор с такой фамилией). Его бабушку спас от расстрела комиссар известно какой национальности, спрятал на краю страны в Измаиле, там уже её дочка вышла замуж за болгарина, вообще потомка царя царей. В древности народами правили цари, а царями – царь царей или мамай, типа мама отцов, и в настоящее время их потомки сохранились только среди египтян и, почему-то, болгар. Именно такой папа Олегу и достался, Игорь, оба имени тоже как на подбор.

И принимать царство – отведи, Господи, чашу сию. Но очень похоже, что против кармы не попрёшь, так что если придётся, уж как-нибудь постараюсь.

И по ходу вовсе не считаю себя Мессией. Но если приглядеться – ничего не поделаешь, заметно по всему.

 

Я написал по свежим впечатлениям три камента, он сразу отозвался. Оговорился, что не банит по той причине, что я являю читателям яркий пример змеёныша, и по пунктам разобрал, в чём это проявляется. Например, перевод так и не посылал? ну вот видишь, а ведь прочёл договор о том, что раз взялся читать, значит обещаешь оплатить удовольствие. А вообще он, когда не нарекал меня змеёнышем, отзывался обо мне в среднем роде – ну и что оно тут такое написало?

На самом деле, он, конечно, мне обрадовался. Никто не рецензировал его творение ни до меня, ни после, всего десяток постов с общими словами (не считая моих и его ответа). Через пару месяцев я обнаружил, что он ещё за пару месяцев до моего прочтения заметил, что «Вконтакте» потенциальная аудитория больше и активней, а от юзеров liveinternet не дождёшься ни денег, ни папирос ни переписки. Кроме того, он логично рассудил, что «арийская» доктрина в нашей стране сразу вызывает нездоровые ассоциации, зато «царская» - бренд в самый раз.

После прочтения его «Вконтакте» у меня появились новые подозрения. Он детально разъясняет, как на местах организовывать пионерские ячейки кружки последователей Доктрины. Для отличия от красных минимум членов кружка – не три, а четыре, потому что Святой Крест. Нужно послать ему заявления, он пришлёт файл с благословением, члены должны собраться, 21 раз прочитать молитву Святого Креста (и на каждом собрании читать минимум по 3 подхода: в начале, в середине и в конце), потом по очереди свои заявления и после каждого включать освящённый файл – и всё, вы инициированы, дальше сами умножайте свои ряды. Заявления рассматриваются, если к ним прилагаются – ну, по файфовому, это само собой, но ещё и – ахтунг – ксероксы паспортов, а также адрес реального проживания и телефон. У новых членов собирайте всё то же и – присылайте, отбатрачу.

 

А насчёт Змеёныша Фёдоров действительно проявил духовидение. Он ведь понятия не имеет, что я самозваный Индеец, я у него по-другому залогинился, и тем более откуда ему знать, что в своё время Олди называл меня Чингачгуком ёбаным.

 

ЛО #2: о КОБе.

 

Когда этим летом мы были на море, я заехал к Руслану, чтоб забрать отремонтированную им гитару, которую он же когда-то подарил мне, но она сломалась. «Масло подорожало», сказал бы КОБовец, они имеют в виду, что на самом деле цену поднял продавец, само собой ничего не происходит. Гитара таки сломалась сама, то висела в порядке, а то вдруг смотрю – отскочила деревяшка, из которой торчат струны. Слава Джа, я не присутствовал при феномене – представляю, если бы это случилось во время моей похмельной паранойи.

Руслан, конечно, сразу стал придумывать бонус – например, что бы записать, чего я ещё не смотрел. Вот, например, модная сейчас телега – Концепция Общественной Безопасности. Увидев на мониторе военного, я не выразил энтузиазма, но Руслан сразу поставил эпизод из фильма «Фараон», и я заинтересовался. На самом деле, больше видео вставок не было, никакой беллетристики, только слайды со шпаргалками.

Руслан привёз мне прямо на пляж пару сидюшек – 9 лекций, вводная из двух частей по полтора часа, остальные ещё объёмней, какая-то, например, из семи частей, правда, по часу. В конце лета мы с Галкой, приходя в себя после солнечных процедур, решили глянуть перед сном. И сразу увлеклись, даже утром кусочки смотрели, и днём, а уж вечером – сразу по две части. Уже на второй лекции стало смешно, а дальше нам достаточно было просто увидеть лектора, чтоб начать хохотать, даже не слушая – настолько предсказуемо всё, что он может сказать. После третьего или пятого повторения уже не смешно и появляется ощущение, что тебя пилят зазубренным уставом.

Написано, что академик генерал-майор Петров, царствие ему небесное, а лучше сказать, в соответствии с его прогонами, мир его праху и Аллах с ним. Это я недавно узнал, и теперь мы так уж не смеёмся – мужик-то нормальный, ему бы на тракторе ездить и с доярками балагурить. С его слов, руководил запуском спутников на Байконуре, а потом читал лекции в военной академии. Ну, по его же теории, чтоб руководить, большого ума не надо, разбираться должны специалисты, начальнику же достаточно знать «Достаточно общую теорию управления». Что характерно, ни он, ни его ученики не видят никакой иронии в наречии «достаточно» – военные, что ты хочешь. С тем же успехом можно было бы выразиться «довольно таки общая теория», но тут хуже с аббревиатурой, а военные обожают всякие сокращения. ДОТ – такие родные буквы. Можно придумать ещё БТР – базовая теорема русофилов, или АКМ – атличная концепция модератора.

Лекции… я где-то читал, что Горбатому отваливают по сто тысяч упырчатых елдаков за лекцию, у Петрова же речь развита, пожалуй, даже и лучше, ну хоть без акцента. Читает же он, в основном, то, что и так написано на экране, даже надоедает ждать, когда же он разжуёт. Если он упоминает какой-нибудь предмет, которых в их теории несколько (у военных всегда три клана, четыре конца, пять разновидностей психики, шесть способов воздействия, семь гномов, 26 комиссаров), он обязательно не спеша перечислит все остальные, хоть в 10-й раз. Чтение слайдов он оживляет десятком присказок и прибауток, которые как настоящий педагог готов повторять до бесконечности, с теми же усмешками в тех же местах и совершенно с таким видом, как будто только что придумал. Самый выразительный из его скетчей – про батюшку и прихожанку: «А когда ж конец света-то, милок?» - «А это только боженьке ведомо», и на этих словах генерал-майор, изображая попика, закатывает глазки, всякий раз одинаково, но при этом просто неподражаемо, мы с Галкой пацталом.

Потом я нашёл кучу форумов, участники которых давно знают эту Концепцию. Но тем, кто в танке (как я пару недель назад), нужно объяснить основные положения.

Во всём, что с нами творится, виноваты жрецы Древнего Египта. Три с половиной тыщи лет тому назад они придумали, как управлять окружающими, чтобы все арбайтен, а кайфушки только жрецам. Управлять по Богу – это когда хорошо всем, а когда хорошо только рулевым – это управление по врагу рода человеческого. Спорить тут, конечно, глупо. Собственно, 99% в Концепции или бесспорно, или очень похоже на таковое. И лишь несколько гомеопатически неприметных ложечек, вкус которых мне не по вкусу.

В настоящее время наконец настала пора, когда последователи этих жрецов могут оказывать своё влияние не только на подручных рабов, но в масштабах всего глобуса. Поэтому КОБ называет эту тайную шайку Глобальным Предиктором. Петров не уточняет, кем были жрецы после Египта и до ГП, но в наши дни указывает на Ротшильдов, намекает на Моргана и туманно прохаживается насчёт Цюриха, в котором и Ленина, кстати, в вагон запечатали и золотишком снабдили. Не знаю, может, у КОБовцев есть и книжки про разные периоды истории, у них, оказывается, кроме «Мёртвой воды», есть ещё целая библиотека. Но перечитывать её – этого, гражданин Гадюкин, вы от меня никогда не добьетесь. Вполне достаточно Петрова, а если ещё почитать на форумах его почитателей, да ещё странички их посмотреть – картина маслом. Очень часто одна авка говорит сама за себя.

Для борьбы с Предиктором Глобальным КОБовцы выдвигают идею Внутреннего Предиктора (очень обижаются на опечатки типа «пердиктор»). ВП СССР – Справедливой Соборной Святой России. В это трудно поверить, но и здесь никто не видит никакого стебалова. Авторы КОБ – бесстыдные и не таящиеся приколисты, но никто этого не замечает. Собственно, мастерский отборочный тест – кто не заметит, тот и наш. Мой брат Славка всегда в значении «пиздец» или «туши свет» юзает словосочетание «пизда чёрная» - чем не ЧП? А ГК – густая консистенция, к примеру, или гандон коцаный.

На днях ди-джеи «Радио Асс Юль» комментировали “What can I do”, один предполагал, что Смоки начитались «Що робыты» Чернышевского, а другой возражал, что это просто на радянськои мови «водки найду». Итак, какая у КОБ программа? Що маемо на увази?

В противоположность ГП, ВП СССР не признаёт никакого насилия. Только воспитательная работа. Нужно просто растолковать как можно большему числу людей истинное положение вещей, чтоб они сменили своё оцифрованное восприятие аналоговым, это я своими словами, потому что помню только, что у толпы восприятие калейдоскопическое, а какое у элиты, забыл уже, но типа во всей полноте, а не набор проекций. Чтоб перестали люди работать на упырей, а стали производить только то, в чём есть реальная потребность. Не гробы на колёсах, один другого навороченней, пожирающие невосполнимые недра и отравляющие воздух – а велосипеды, хотя пешком ещё полезней. Главное – необходимые потребности определить, и вот тут и понадобится ВП СССР. Всё больше что-то напоминает, не правда ли? Кто был ничем, тот станет всем. Кто кем-то был, тот станет, как все.

Так что совсем не удивительно, когда оказывается, что толпа КОБ-овец обожает Сталина. Петров направляет их по разученной методологии, как они выражаются, беструктурно, просто ненавязчиво пробрасывает между чтением формулировок актуальные интерлюдии, цепляющие за живое, среди прочего – так как же Сталин, маньяк садюга – или всё же спаситель Руси, Александр Невский и Дмитрий Донской? Фёдоров-то сразу бы их поправил, что то Божьи избранники, а то абрек, как начинал под шайтаном грабителем, так и увяз в ацком сотоне, став правителем. Поэтому никогда не догнать ему КОБ по попо-лярности, атеистов больше, тырнет наглядно показывает, что очень много желающих бросать в воздух чепчики и в топку несогласных. Кстати, на производном от них сообществе антиамерикацев почти все высказываются за смертную казнь, хоть записывай. Ну а Фёдоров выявляет совсем другую прослойку, тоже, несомненно, кому-тодостаточно интересную.

Для расположения слушателей Петров то и дело ругательски ругает Нельцына Манделу и Лужка – как уже сказано, в России сейчас три клана, третий татарина какого-то. Ну а по ходу и Высоцкий оказывается у него завербован глобализаторами, Влади-то сами понимаете, чей агент. Странно, что не упоминает разлагающего влияния сэров Пола и Майкла – не удивлюсь, если он и не слышал о таких.

«Так он же просто сапог!» - воскликнула Галка уже на второй лекции. Так её кузина величала своего мужа, прапорщика. Возможно, прапор – обобщающий образ всех военных.

Петров неизменно полюбляет при любом случае пнуть православие в частности и христианство вообще. Даже Коран у него всегда правильнее Библии, всех этих еврейских придумок. Про язычество что и говорить – все разновидности славянства и арийства у КОБа в корешах. Фёдоров просто повторяет затасканный трюизм, что есть евреи и есть жиды. КОБ копает глубже. Глазастую вершину пирамиды, изображенной на долларе, представляет интернационал, дело не в нации, а в том, что исповедующие иудейство, ака талмудисты, каббалисты (не путать с кобелистами), фарисеи и саббатиане (про Оззи Петров не слышал уж точно). А вот евреи – как раз именно они специально выведены элитой для выпаса и доения толпы. Для начала турпоход Моисея (одно из особо любимых КОБовцами словечек), пока не вымрут старики, а молодые – уже обрезаны (по ходу, Аристархов пишет то же самое). И становятся таким образом оптимальным материалом для воспитания пастырей, чтоб тайные воротилы не парились с узко техническими вопросами и могли свободно предаваться разработке достаточно общих телег.

Так и не услышал я, что же конкретно имеет в виду Петров, когда говорит об истинном христианстве, во всяком случае, лично Христа он уважает, но как человека, а для понятия Троицы КОБ предлагает свою трактовку: материя – информация – мера (что опять же напоминает нумерологию). Читал я лет 5 назад брошюрку «Физика вера», про торсионщиков, которые тоже берутся посчитать и вычислить Бога. Объясняют атеистам на понятных им формулах (то есть знакомых, но, конечно, непонятых), что Бог таки есть, его не может не быть. Чтоб успокоились и так и остались на уровне логических доказательств.

Бессмертная душа – это набор колебаний, излучаемых человеком. Звезда уже погасла, а свет её вечно летит в бесконечном пространстве. Поля, несущие эти колебания, слишком тонкие для наших приборов, но несовершенство наших измерений не означает, что их нет. И астрал, и ментал существуют, вполне материальны и никакой мистики. Наши органы чувств тоже ограничены – тут Петров хоть с сотый раз с удовольствием, не торопясь, перечислит все пять, подчеркнув, насколько узкий диапазон звуковых и электромагнитных колебаний способны мы воспринимать ушами и глазами. Но жрецы уже три с половиной тысячи лет скрывают от нас правду, и наилучшим образом характеризует наше мировосприятие песенка «тили-тили, трали-вали, это мы не проходили», ещё одна его козырная прибаутка. На самом деле у нас есть шестое чувство – чувство меры. Впрочем, Молчалин (которого мы таки проходили) дополнил бы список талантом 6-а: «У вас?» - «Два-с: умеренность и аккуратность».

Самое главное, чем жрецы запутали человечество – мнимый дуализм материи и духа, а о связывающей их мере нам не говорили, тили-тили. Любой предмет материально ощутим, при этом мы можем духовно его вообразить, для чего и служит мера, модулирующая колебания. Материя и сознание неразрывно взаимосвязаны, и основной вопрос философии не имеет смысла. Дуристика – ещё одно словечко из словарного запаса генерал-майора.

А совокупность всех мер, сущих, бывших и будущих – и есть, собственно, Бог. Как всегда, спорить глупо, я бы заметил только, что это достаточно частный случай Его проявления.

Вечно лететь куда-то, подобно свету закончившей существование звезды – перспектива невесёлая, как песня «Нежность» Пахмутовой. Зато логично, не то что поповские сказочки про рай и ад. И Бог не антропоморфен ни в коей мере, даже странно думать о нём такое. Просто мера полей информации, не земляничных полян, никакой поэзии, всё просчитано, ать и два.

 

КОБовцам и антиКОБовцам, конечно, далеко до Фёдорова, ему всё же 52, а этим ребятам 20-25. Но в целом они достаточно развиты, не то что завсегдатаи форумов бандеровцев, на которых гопники демонстрируют, как научились печатать одним пальцем, обзывая друг друга и вызывая на разборку в стиле классической шпаны, а уж если появляется кто-то чуточку выше их уровня, с восторгом набрасываются всем кагалом. Как у настоящих партизан, у них на десять парубков всегда есть одна шалава, и она кусается злее всех. Не желаем жить по-другому, ходим мы по краю родному.

Фёдоров с КОБом, конечно, не согласен, а они о нём, похоже, пока не слышали. Зато критикуют других конкурентов – «Дух времени» и «Игры богов», которые записал мне Байкер, и «Эндшпиль», ссылку на который послал мне Гаврила, но что-то у меня не получилось скачать, да и ладно – и так можно себе представить. Как и «Дух времени», КОБ справедливо указывает, что связывать дистрой Торгового Центра 11 сентября с Бен Ладаном – всё равно что верить, что подарки под ёлку кладёт Дед Мороз. Только в «Духе времени» говорится, что сами же америкосы и подорвали, а КОБ, вы уже догадались, валит всё на Глобального Предиктора. Которому Америка нужна была, пока рубилась с Россией, а теперь она сделала своё дело и пора уже поплатиться за всё хорошее, оттого и с долларом траблы. Впрочем, в других местах много раз повторяется, что Америке отведена чётко обозначенная роль – всемирного полицейского. Япония производит электронику, Россия поставляет сырье, а Украина и Молдавия – проституток.

 

Петров тоже упоминает про арийские корни наших слов, хотя и не так подробно, как Фёдоров, и не так смешно, как Задорнов. Задорнову диктовала Муза, а Фёдорову – дух бесплотный и, похоже, бесполый.

Патриоты, однако, гораздо охотнее клюют на КОБ. Это как у Гарри Поттера намного больше читателей, чем у Лимонова. Почитал я форумы. Всякие разновидности нациков – это шпана, которая так и осталось бы дикой, если бы их не организовали во что-то вроде футбольных фанатов. КОБовцы – футбольные фанаты, которые захотели развиваться и заинтересовались философией. Петрова для удовлетворения этой жажды оказалось достаточно, но фанатами они так и остались. Фёдоров же может впечатлить выходцев из другой среды, относительно малочисленной, тех, кому даже в голову никогда не приходило бить кому-то морду из-за футбола.

Этим летом на пляже пару недель жили поклонники славянской культуры. В тырнете пишут про каких-то родоверов, не знаю, кем были эти, как-то особняком они держались, впрочем, в гости к нам пару раз вечером заходили, оба раза я валялся пьяный и, как умел, приукрашивал их заунывные напевы. Пели они исключительно русские баллады, длинные и все на одну мелодию, что понятно, поскольку единственный инструмент – гусли, струны которых перебирал их главный шаман с седыми бородой и хаером. Днём они подолгу отрабатывали приёмы боя на резиновых мечах, совсем как толкиенисты, но более упорно сосредоточенные. Фанаты, одним словом. А по вечерам слушают, как поют выпускники филфака, хотя вообще-то им куда ближе военный академик.

 

Когда в анкетах «Вконтакте» в графе «политические взгляды» аффтары страничек пишут «монархические», это звучит достаточно абстрактно. А вот хотел ли бы лично я, чтоб царём нашим стал Олег Игоревич? Сало-масло западло, минеты от дракона, а всех змеёнышей обхаерать и сослать на Землю Франца-Иосифа. И никаких барабанов, только гусли.

Или чтобы ВП СССР определил мне мои потребности? Необходимые и, в общем, достаточные.

 

Во всяком случае, и Концепция, и Доктрина признают наличие как Бога, так и наоборот. В первой Бог – всемирная мера, во второй – просто Высшая сила. А визуальный образ зависит от того, чем визионер закинулся. Про Моисея, который разговаривал с пылающим кустом, академик так прямо и говорит, что манна была галлюциногенной.

Воланд говорит, что постичь Бога дано не каждому фраеру, зато дьявола – легко. Для обострения восприятия Кастанеда хавал кактусы, Маккена поганки, Хаксли – вытяжку из того и из другого. Греф кормил спорыньёй пациентов, но настоящий исследователь честно экспериментирует на себе.

Русская традиция для контакта с нечистой силой юзает алкоголь.

 

Белка намба ван.

 

Если б понадобилось, я мог бы взять календарь и точно назвать числа этого моего запоя. Это была Страстная неделя, и я, как всегда, расчувствовался. Атеисты сказали бы, что по весне витаминов не хватает, а Галка, профилактически подозревающая меня в шизофрении – что это весеннее обострение.

Чем бы это ни вызывалось, но время для того, чтоб погрустить, очень подходящее. Все витамины можно получать, промывая организм моим натуральным переброженным виноградным соком – до вина ему ещё года бы два, а так не терпится попробовать. После чего поставить “Jesus Christ Superstar” и плакать снова в тех же местах.

Галка с Машей уехали в Одессу к уникальному китайцу, который взялся попробовать лечить Машу иголками. Чтоб не снимать жильё по 100 гривен, Галка воспользовалась подсказкой Тани из Ялты – устроилась в монастырь паломником, 20 гривен за келью. Первые дней 10 я ещё держался, весь день предавался трудам и заботам и только вечером дегустировал стаканчик. А как узнал, что Галка собирается задержаться в монастыре до Пасхи, а я должен тут мучиться от одиночества уже не ради вероятно благого дела, а только в угоду всем этим галимым предрассудкам… очень я рассердился и в знак протеста решил провести всю эту неделю в анабиозе. Вот они, драконы-то, сказал бы уважаемый Фёдоров.

Вина в кладовке полно, зимой я пробовал результаты своего виноделия достаточно осторожно, и даже прошлогодних пяток сбережён. Когда вина вволю, не нужны ни еда, ни вода, так что из дома можно вообще не выходить… разве что полблока сигарет надолго не хватит. Ну, тогда можно и протрезвиться, а пока пожить без распорядков. Иногда просто противно становится, что опять такое же утро, такой же день и с небольшими вариациями вечер. Хочется взять не просто тайм-аут, а самоотвод, как пел Егорка. Проснувшись, никакого чая, зубной щётки и бритвы, а сразу универсальный заменитель всех процедур. Покурить, погрустить, подумать, в окошко позырить. Иногда даже стишок может сложиться. Музыку даже пока не включать, послушать ветер и тополя, для этого выйти на балкон, вдохнуть сопревшие за зиму листья и жирную, готовую к родам, живую землю.

Стоять, конечно, быстро надоедает, можно присесть в старое кресло, покурить на свежем воздухе. Через какое-то время, по вдохновению, глотнуть ещё – и  сразу же ещё мучительно-слаще запахи и нежно-грустней воспоминания.

Можно и поваляться. Поставить Олю Алтуфьеву, которую уже года три не слушал, или перечитать в который раз любимые места из «Идиота». Даже включить ящик и полистать каналы – раз-то в жизни можно?

Всё выключить и помечтать в тишине, наблюдая верхушки тополей и орехов за окном. И, конечно, помолиться. Я имею в виду, без поклонов и без слов – просто отдаться наплывающим образам и растворяться в любви. Кто бы ни вспоминался – ощущать, как он мил, и забавен, и трогателен. Наполняться счастьем жизни и преисполняться благодарностью за него. Рыдать от счастья, а проплакавшись, проверить, сколько ещё осталось в очередной бутылке.

Своё вино коварно тем, что магазинным ты рано или поздно траванёшься критически, так что организму придётся проблеваться, проссаться и пропотеть, и когда через пару дней болезнь начнёт отступать, тебя ещё неделю будет воротить от одного вида этих привычных этикеток. А от моего вина, у меня по крайней мере – никаких неприятных физических последствий. И пока пьёшь, координация движений и острота мысли лучше, чем когда трезвый, можно съездить к тёте, и она ничего не заметит. И когда проспишься – никаких ломок, самочувствие превосходное, а если сделать пару глоточков – так вообще сказка.

Вследствие этого гораздо проще достичь кондиции, когда начинает ехать крыша. Это именно в том случае, если утром делать пару глоточков и продолжать каждый раз, как начинает попускать. Если начать день с трезвяков, к вечеру действительно начнёшь трезветь, и если есть, чем заняться, не пить не только легко, но даже радостно. И если выпивать только вечерами, достаточно много лет будет казаться, что всё в порядке, хотя на самом деле рано или поздно всё равно накроет, особенно если каждый вечер, а не в отдельных случаях. А когда пропустил полстаканчика с утра – всё, больше не пить до вечера можно, но очень неприятно. А догнался – вот и начался запой, потому что день пройдёт прекрасно, но ближе к ночи рубанёшься раньше, чем по обычному графику, очнёшься среди ночи, помучаешься бессонницей, наконец решишься принять ещё, проснувшись утром, будешь ещё пьяным и т.д. Два-три дня такого скольжения пролетают, как в сказке, но потом кайфушку почему-то сменяет чернушка.

Обязательно начинается паранойя. Страшно выйти на улицу, потому что все сразу догадаются, что с тобой что-то не в порядке. Причём это действительно так – настроенные профессионально не только сразу почуют, но и отреагируют. Начнут цепляться какие-то бомжи. Такие уродцы вдруг откуда-то повылазят – как в “JesusChrist”, когда Он идёт по ущелью, и из пещер лезут чёрные калеки, тянут к Нему клешни. Ментам тоже лучше не попадаться.

Это когда с похмелья и пытаешься держаться. Если выпить полстакана – опять оптимизм и никакой паранойи, но ненадолго, после чего догоняешься, пока не отключишься. Ещё одного дня как не бывало.

Крайне высаживает на измену звонок в дверь. Днём, посмотрев в глазок, можно и выйти, заплатить за уборку лестницы или кабельное – когда при запое выпиваешь, ощущаешь себя трезвым, и чаще всего никто и не догадывается, что ты датый, вот переживающий похмелье – это сразу заметно. Свидетелям Иеговы можно и не открывать, прямо через глазок перекрестить их. Вечером, чтоб никому не вздумалось звонить, не хочется включать свет, только самый слабый и музыку тихонечко.

При полной тишине начинают беспокоить  звуки за окном балкона. Почему-то на каждую машину само непроизвольно чудится – не за мной ли приехали? Почему-то именно в зловещем смысле, а не в том, что Таня из Ялты или Эля с Wалидом. Да и просто когда гопники матерятся, тоже не очень приятно. В нормальном состоянии их просто не слышишь, но при алкоголизме от любого звука подпрыгиваешь.

Это когда один дома. С Галкой, конечно, можно забухать с ощущением полной безопасности, как Кастанеда под наблюдением дона Хуана.

Паранойя – это не слушается психика. Параллельно перестают слушаться мозги. В голове поселяется упорная неуловимая муха. Крутится и крутится фраза из какой-нибудь песни или собственная строчка, вообще что угодно, любая ерунда, неотвязно изводит, даже спать не даёт. Если хлебнуть, минут на 20 отпускает, а потом опять. Или начинает вдруг хотеться комментировать вслух любое своё действие, причём к любому такому комментарию тут же лезет самая, что ни на есть, дурацкая рифма. Иногда злонамеренно матерная.

Но начало запоя настолько всё же приятное, что давно уже прекрасно зная, чем это кончается, трудно удержаться от такого простого способа убить время, когда нет настроения ничем заниматься.

 

Ездить на участок и наводить там порядок совсем не хотелось. Последние дни то и дело шли дожди, земля не просыхала.

О том, что внепланово задержится, Галка позвонила мне в субботу. Пил я воскресенье, понедельник, вторник, в среду собрал себя для протрезвления, но ближе к полудню решил – да ладно… скучно-то как… а ведь так легко – засадить штопор в очередную пробку и хлебнуть потом этого волшебного напитка, и такое сразу просветление – как у Майка в песне про гуру. А приходить в себя начну завтра.

Как раз Чистый четверг. Я вообще-то любое утро начинаю с омовения, только в понедельник и вторник ломало заморачиваться. Обычно я наливаю в ванну немного воды, если напор достаточный, чтоб включилась колонка, или грею в кастрюле. Для начала протрезвления лучше не просто ополоснуться, а поваляться в ванне, читая книжку, чтоб потом и хаер промыть, и ополаскиватель применить, чтоб надёжнее перебить перегар. Это уже греть три кастрюли, но на этот раз напор был прекрасный. Вообще-то странно – нет напора, когда юзает воду весь подъезд, а тут вроде Чистый четверг… может, по такому случаю увеличили напор в трубах?.. ага, от них дождёшься… а вот знамение – это да.

Вообще-то хоть вино и натуральное, всё же слегка ломает – очень лень проделывать все эти процедуры, через каждые 15 минут хочется присесть и перекурить, то и дело бросает в потливость, а потом в озноб… но в общем, терпимо, после магазинных напитков вообще выхлёстывает, а тут – вполне преодолимо минимальным усилием воли… усилием всё же, конечно.

Крем после бритья, крем, чтоб не трескались пятки (а после алкоголизма они так и норовят), дэз подмышки, лосьон на фэйс. Так, что там за погода? Ясно. Сумрачно пока, но скоро облака начнут рассасываться, солнышко припечёт, и станет даже жарко в маечке, особенно в чёрной, как раз подойдёт подаренная Свиндлером «Пантера», а пока можно выйти в джинсовой куртке, которая пригодится ещё, если буду возвращаться вечером.

Я решил проведать Пашу, своего одноклассника. Последний раз я видел его где-то около года назад.

 

Когда-то я посещал его всякий раз, когда приезжал в Симф. Поселившись здесь окончательно, мы с Галкой первое время наведывались к нему регулярно, потом всё реже, а после последнего свидания я решил забыть о нём навек.

Я тогда с пылу написал рассказик об этом «Бедненькие богатенькие», но так и не оформил его окончательно. То есть впечатление он на меня произвёл, вот только, к сожалению, крайне негативное.

Раньше я всегда заставал его трезвым. Каждый раз он восторженно говорил, что не пьёт уже месяц или даже два, что ежедневно в 5 утра бегает по набережной Салгира, после чего отжимается на турнике на динамовском старом стадиончике. Чтобы даже не думать ни о каких алкогольных соблазнах, он всегда находил где-то покурить. Дунул – и сразу работа становится интересной, руки работают сами, бубнит телевизор, а в голове медитация. Когда-то он шил шапки, потом стал шить обувь, сапоги, босоножки, женские, мужские. Сейчас он шил мало, по вдохновению, в основном ремонтировал давно сложившейся клиентуре. Не выходя из дома, чтоб не наткнуться на собутыльников. Впрочем, они приходили сами, но Паша невозмутимо продолжал работать, предоставляя им самим распивать свою настойку боярышника.

Последнее время с драпом стало становиться всё сложнее. Паша даже стал покупать, что раньше противоречило его принципам. Какое-то время он ещё находил пацанские варианты, но после того как крышующие окончательно вытеснили всякую самодеятельность, цены у крышуемых очень резко стали повышаться, и Паша окончательно решил забыть об этих глупостях, а просто мучиться до очередного выхода пару месяцев… месяц… две недели… до очередной оказии.

Я решил, что мне больше неинтересно его видеть.

 

Почему он был мне интересен?

Восемь лет я проучился в школе для детей из хороших семей, перед девятым классом решил сменить обстановку, и в новой школе я сразу свёл знакомство с двумя хулиганами, оказавшимися в нашем классе. Вообще-то, это тоже была спецшкола, то есть спецкласс с собеседованием и экзаменом при приёме документов. Отцы обоих хулиганов были милицейскими чинами и пристроили оболтусов для хоть какой-то надежды. Про Панкина нужно рассказать отдельно. А Паша как раз только что отбыл срок тоже в спецшколе, но для малолетних воришек.

Подружился я с ним через Мильёна. Тогда нам казалось очень крутым слушать маги, выхиливать в огромных клешах и красных носках и посещать пивбары, это было актуально модное времяпровождение. Первый раз я напился с Панкиным, в Ялте массандровских вин. А вот в пивбар почему-то ходил всегда с Мильёном, Пашей и Нэлкой, Пашиной герлой, после школы они поженились. У нас с Мильёном герлов не было… гулял я там то с одной, то с другой одноклассницей, даже целовался, но для пивбара все они были слишком скромные. А Нэлка была более отвязная, носила причёску и сапоги, как у Шокинг Блю. И танцевала лучше простых девчушек – то есть просто не стеснялась.

Паша тоже был яркой личностью. Пел под гитару про Магадан, Шизгару и матерные куплеты. Очень оригинально и мило рисовал цветной тушью на дощечках Битлов, лицами очень похожих, но одетых с поправкой на крымскую моду того времени. И уже в школе у него был сперва мопед, а потом «Иж-планета-спорт», после школы горбатый запор, а в первые же годы перестройки копейка.

После армии он стал петь реже, рисовал только по случаю, всякие вывески. А когда стал сперва напёрсточником, а потом кооператором, всякая тяга к прекрасному свелась исключительно к склонности напиться и фестивалить, съездить ночью на море или к любовнице за 200 км.

Во всяком случае, всегда сохранялся авантюризм. До перестройки он работал, как и все, но поправлял доходы, обычные для посредственностей, вечерами извозом на горбатом запоре (при совдепе вполне катило), а ночами иногда воровством роз в оранжерее или чем-нибудь типа того. Напёрстки – вообще понятно, кооперация, впрочем, тоже. Техосмотры он всегда рисовал себе сам, а ещё, например, в 90-е уже годы изготовил себе удостоверение участника боевых действий, а также и мне, вполне канало в троллейбусах и электричках.

А как он любил гонять на своей копейке! Девяток ещё не было. Однажды за ним пьяным в 4 утра гнались пять ментовских машин, остановился он только после выстрела. Права он потом где-то раздобыл, изъятые у кого-то или украденные, не знаю. Вклеил свою фотку и стал Швыдким. Поймали его с этими правами, чуть не закрыли, слава Джа, в маленьких городках всё можно было порешать через кумов и сватов. После чего он опять изготовил себе права таким же образом, правда, в это время уже ездил реже, а потом и вовсе перестал. Копейку запер в гараже приятеля, погоняло Мурма́н, у Паши все приятели маргинальны на подбор, уже через год Мурма́н пропил все основные детали, да и правильно – пока не сгнили.

Битлы до сих пор висят у Паши на стене. А также репродукция «Незнакомки», по прихоти родителей (в моей квартире точно такая же осталась от тёти). Между прочим, Пашу по паспорту зовут совсем по-другому. И сейчас уже только старые друзья, вроде меня, знают, что когда-то он был Пашей.

 

В общем, самое время глянуть, как он там.

Приняв решение начинать протрезвление, я наполнился благостью и спросил себя – достойно ли отворачиваться от Паши навсегда? А может, трезвым застану? И может, даже кто-то что-то ему подогнал? Маловероятно, конечно, весна всё же, не осень…

После четырёх дней в квартире, хоть и с открытыми окнами и балконом, просто божественное наслаждение – пересечь Гагаринский парк. Не спеша, чтоб не потеть с похмелья, с ненавязчивой пранаямой, умилённо созерцая оголившиеся, как всегда весной, ноги девушек.

На двери подъезда Паши появился кодовый замок. С полминуты я был озадачен, но дверь открылась, выпуская тётку.

Паша тоже протрезвлялся. Даже принял ванну, что для него всегда было редчайшим событием. Пока мы беседовали на заданную мною тему – что такое алкоголизм и как с ним бороться – он хотел было сварить яйцо, но понял, что нет никаких на это сил, и стал запихивать его в себя сырым. Как же я понимал его! Когда я пью, в меня вообще ничего не лезет. Но чай я заварил ему и себе с удовольствием – первое дело, когда решаешь приходить в себя. Правда, натощак может и прополоскать, но это всегда только на пользу.

Паша поведал, что как начал пить на свой день рожденья, так ни разу не останавливался, уже почти три месяца. Внешний вид его меня поразил – узник Бухенвальда. Череп, туго обтянутый кожей, и скелет, прикрытый клочками плоти. Когда мы учились в школе, Паша крутил солнышко на турнике и был главным моим конкурентом в беге на длинные дистанции, хотя уже тогда курил.

Паша рассуждал о каких-то таблетках, которых достаточно пару штук, чтоб желание выпить пропало само собой. Когда он решительно встал – пошли! – я испугался, не в аптеку ли он собрался. Она действительно попалась нам по пути, но мы шагали мимо. Я уже догадался, что на Куйбышатник. По дороге Паша останавливался несколько раз, чтоб обменяться общими словами со встречными хмырями – показывал мне, как все знают его у него на районе.

Прямо рядом с рынком оказалось заведение, которые местные называют «наливайками». Стекляшка (как говорили раньше) со столиками. Паша удивился, что выходя из дома, я не проверил, сколько денег в кармане – я ведь на самом деле не бухать собирался. У него не было денег по определению, у меня 7 гривен, как раз хватило на кружку пива на двоих и на два по сто. Оказалось, больше и не требуется – к нам сразу стали подсаживаться то одни, то другие Пашины корифаны, угощая нас и водкой, и даже пивом, что по меркам наливайки роскошь – стоит, как 150, а вставляет, как 50.

Паша хвастался всем, что к нему из Москвы приехал одноклассник. Ко мне сразу стала клеиться изрядно помятая дама, я просто и наотрез пояснил, что женат и счастлив. Когда она разочарованно удалилась, сотрапезники поведали, что основное её занятие – напрашиваться в гости и выносить из хаты всё, что можно поменять на бухло. Хотя у клиентов наливайки обычно дома ничего такого давно нет. Паша потом весь вечер вспоминал со всё возрастающим восторгом, как меня чуть не сняли. Обычно ведь мужики снимают баб, но я настолько супер, что на мне бабы сами виснут. Конечно, непременно с иронией насчёт того, что за бабы на меня западают.

Ну да, в новенькой футболке, в чистых джинсах и куртке, ещё и в очках. Среди физиономий, отборных до карикатурности… ещё несколько дней так перед глазами и стояли.

Как мы потом с Пашей гуляли по парку Гагарина, я почти не помню, только кадры – как сидим на скамеечке или как Паша остановился поговорить со знакомой продавщицей. Паша рассказывал мне про свою новую подругу. Когда-то, ещё во браке с Нэлкой, кроме романтически вожделенной любовницы из другого города и замужней, была у него чисто для разгрузки местная Маня. Я тогда, грешным делом, соблазнившись Пашиной рекламой её талантов по части минета, тоже один раз пробовал её прихватить, но оказалось, что она хранит железную верность Паше и своему официальному сожителю, который потом кинулся, двинувшись грязным раствором. После развода с Нэлкой Паша стал жить с Аней, с которой Нэлка не то что бы подружилась, но стала сотрудничать в обуздании невменяемого ебанько. Недавно откинулся после продолжительного срока её прежний сожитель, и она оставила Пашу. Сперва он мне всё рассказывал про минеты, доступные в наливайках всего за 20 гривен (хотя мне всегда казалось, что он больше бахвалится), теперь опять нашёл постоянную даму.

Через несколько дней я её увидел, когда зашёл к Паше за мобилой, оставленной перед выходом, чтоб не проебалась. Умом я сразу понял, что это она и есть, но чувства отказывались соглашаться. Сухонькая старушка, без малейших признаков груди и жопы, с пергаментным личиком. Наша сверстница или моложе, но уже вот такая. Впрочем, приветливая.

В быстро густеющих сумерках Паша согласился зайти ко мне в гости. Он панически комплексует бывать в чистых благообразных квартирах, но гривен не было, а дома у меня была в заначке водка. Правда, «Хортыця», беспонтовая на вкус завсегдатаев наливайки, которые, как я уже писал раньше в письме Гашевскому, никакие не алкоголики, но токсикоманы. Вина я уж вообще чисто символически предложил ему… как, собственно, и полагается его юзать – чтоб смаковать нюансы, а не тупо нажираться, как я жирую.

По мобиле, которая тогда ещё у него, как ни странно, работала, Паша забил стрелу со своей новой пассией. Как я ни уговаривал пригласить её ко мне, Пашина стеснительность была несгибаемой. Заодно и предлог не засиживаться у меня чрезмерно.

Водка нужна была нам только символически, кондицию мы уже набрали. Просто сидели на кухне – пройти в комнату Паша тоже смущался – и говорили о том, что мы всё равно всегда будем друзьями и никто никому ничего не должен. Даже если ты ебал не только мою Люську, но и Нэлку – говорил Паша – теперь мне всё равно. Я возражал, что дружба дружбой, но обсуждать с ним Нэлку я вообще не желаю. Ну признайся, настаивал Паша, разик всё же было? Так тебе всё равно или нет, отбивался я, а если да – чё тогда доебался? Ты мне друг, а она подруга, у тебя доносчиков и без меня хватает, так что закроем тему. Увы, пьяного Пашу ничего больше не интересовало. Как ни пытался я рассказать про Руслана или про Свиндлера, он наглухо не слышал. Зато хвалился, как выебал нашу одноклассницу, с которой я только целовался. Вот видишь, смеялся я, а ты говоришь Люська. Это ты сам себе придумал романтику, а она просто жена мента, отдыхающая по своим понятиям на курорте, и я раскрыл тебе глаза, хоть и вышло, что при этом разбил светлую мечту.

На прощанье Паша попросил одолжить 200 гривен. Гривен у меня как раз не было, я принёс две бумажки по тысяче рублей. Рассудив, что одну, как он просит, всё же как-то не совсем красиво, а три такому непутёвому многовато.

Разумеется, Паша требовал, чтоб я его сопровождал. Увидев, что спорить бесполезно, я даже оделся, но слишком долго разыскивал новую пачку сигарет, а когда вышел из подъезда, Паши ожидаемо не было.

 

На следующее утро настало то, чего я никак не мог дождаться от натурального вина. Как ни присядешь или приляжешь – мутит. Идёшь к умывальнику, а блевать нечем. Пьёшь воду из-под крана, потом только затянулся сигареткой – сразу вода просится обратно. В глазах искры, сразу жар, потом озноб, наконец полегчало… минут через 10 хочется всё повторить. Все силы организма брошены на избавление от ядов, если не получается блевать, так хоть через пот и мочу, воняющие при этом необычайно, то есть характерно.

Снова отмачиваюсь в ванне. Заварил по такому особому случаю не просто чай, а пу-эр. Теперь проветриться, например, спасти мобилу – вдруг Галка позвонит? Вчера было солнце, сегодня тучи и морось. Пришлось надеть косуху и потеть в неё своим похмельем. Вчера я шёл через парк, радуясь возвращению к жизни, сегодня шагаю, как заржавевший Дровосек.

Из подъезда на сей раз никто не выходит, пришлось пробовать нажимать самые вытертые кнопки. Получилось. Зато Паша не открывает, я много раз пробовал звонить разными кодами – раньше бывало, что он не обращал внимания на просто звонки, полагая, что они могут оказаться случайными, а свои люди позвонят фигурно и не один раз. От подъёма по лестнице я совсем взмок, присел, покурил. Опять стал названивать, даже постучал ногой. И отправился восвояси.

Для запутывания следов (алкогольная паранойя) решил вернуться другой дорогой, через Куйбышатник. Хотя, по той же паранойе, там всегда мусора, но я сосредоточенно практиковал пранаяму и глядел перед собой достаточно уверенно, хоть и отрешённо. Возле наливайки по телу пробежал мистический озноб, явственное ощущение нечистой силы. Когда через 100 метров я проходил мимо опорного пункта, в душе пахнуло точно таким же холодком. Которому я, конечно, не поддался, не стал переходить на другую сторону улицы, раз уж сразу не догадался – нет, спокойно дошагал до перекрёстка, хотя внутри паранойя, будто в спину целятся.

А дальше скоро уже снова парк, но не основной, а отрезанная дорогой часть его, по которой тоже ходят, но не прогуливаются, а чешут по своим делам, как и я в данном случае. Снаружи моросит, внутри подкладка косухи мокрая от спортивной ходьбы, рожа наверняка красная, взгляд безумный, а с кем не бывает?

Одолев лестницу и повернув за собой ключ, я повалился на кухне на пол и минут 15 наблюдал происходящие в голове и во всём теле процессы. Ну вроде всё… сел… вроде нормально… поднялся, стянул косуху, хотелось положить на пол, но повесил… сел и кое-как расшнуровал камелоты, но после того, как наконец стянул (опять расшнуровывать посвободнее было безумно лень) – снова минут 10 созерцал свой инсайд.

Прошёл на кухню. Присел, закурил. Совсем не хочется курить, но как иначе? Всё, больше не пью. Или всё же только один глоточек? И курить сразу захочется, а больше пить сегодня не буду. И к приезду Галочки снова стану огурцом. Ну да, знаю я тебя – не буду больше. Так не бывает. Попей воды и иди читай книжку.

Под одеяло, на живот грелку. На табуретке сигареты, зажигалка, пепельница, курю не по целой, а по половинке, растягивая интервалы. Перед носом книжка – чего тебе ещё, собака, надобно? Так уютно, а пить – это ужас, вчерашние рожи в наливайке – страшный сон, это было не мной, а с персонажем сна. Буддисты учат всегда воспринимать себя таким персонажем, но этому нельзя научиться по описаниям, это можно только вдруг почувствовать и испытать, постоянно же так жить – ужасно скушно.

Если сны приятные – зачем же относиться к ним пренебрежительно, мол, это только сон, типа ерунда? Сами вы сон, а у меня моя жизнь, и я не вижу никаких резонов не радоваться ей, отстраняться - типа вы мне все снитесь, как и я снюсь сам себе, тому, который в белом фраке.

А если сон страшный, надо поскорее с ним расстаться, а потом прикинуть – что же имел в виду Тот, Кто эти сны посылает?

 

А может, можно уже всё же? Только глоточек?

Успокоился! Хочешь – завари чаю. Лень – читай дальше.

Главное – стоит ведь недопитая ещё позавчера бутылка, ни с каким штопором не надо париться. Ладно, может, после трёх дня, как Паша учил: если до трёх дня продержишься, запоя не будет.

А после трёх уже и не так хочется… разве что перед сном, чтоб заснулось?

Между тем самочувствие улучшается на глазах и вместе с ним осознание – какой же кайф не пить! Как здорово быть трезвым! Хотя какой уж там трезвый? Больной, о-хо-хо… если б ещё не эта дурацкая водка… А винишка-то всё же можно было бы…

Окончательно убедил меня не пить даже перед сном звонок Галки. Она взяла билеты на субботу, решила встретить Пасху всё же дома, насмотрелась уже на монастырь, всё понятно.

Но попробуй засни, если не выпил. Да ещё весь день в постели валялся. Ну, выключил я лампу в 12, через полчаса включил и стал читать дальше, в полвторого выключил опять, в два включил… Как ни вытягиваешься, как сладко ни угнездишься – голова никак не отпускает тело. Полный бред крутится в сознании, ничего осмысленного, а отключаться не хочет. Ладно, ещё полсигаретки…

Вырубился я часа, наверно, в четыре, ещё было темно самым мрачным мраком. И сразу попал в сон, который, пока спишь, кажется жизнью. Иногда ведь бывает, что ты понимаешь, что это сон, а чаще всего просто мелькают видения, после которых просыпаешься, и вроде что-то снилось, а что именно – никак не вспомнить, разве что пару смутных образов. А ещё у меня случается, что долго и со всеми подробностями снится типа кино, с осознанием, что вот проснусь – и такой роман про всё это напишу.

Но на этот раз, покинув этот мир, я сразу начал жить в другом, как будто и всегда там жил. То есть живу всё так же, звонок в дверь – гости из Ялты, вот здорово, как раз не скучать, пока Галка приедет. Яночка привезла каких-то своих друзей и подружек, а сам я при этом отнюдь не нынешний старый пердун, а такой же, как они, такой же студент, каким был всю жизнь. Открываю им своё вино, гремит музыка, все веселятся, я на верху блаженства, какие чудесные и свежие девчонки, как сладко с ними пококетничать. Что-то уже кому-то доверительно рассказываю – и тут звонок в дверь.

На площадке стоит не то что бы старуха, но довольно противная тётка, то ли ведьма, то ли просто алкоголичка. Требует у меня какого-то яблочного вина. Весь район знает, что ты покупаешь виноград ящиками и делаешь вино, но я-то знаю, что ты ещё и яблочное делаешь! Во сне это совсем не кажется абсурдным.

В любом случае я хочу скорее от неё отделаться. Но она каким-то образом уже просочилась в коридор. Я пытаюсь её выставить за дверь, но она уже заглядывает в комнаты и говорит какие-то гадости моим гостям. И такой я испытываю от неё ужас, что врубаюсь наконец, что это сон, и отчаянным усилием просыпаюсь.

В груди ледышка. Если начать припоминать – вроде ничего страшного и не снилось, а в душе ужас. Ладно, просто отлежал руку. Нужно устроиться по-другому и спать дальше.

Опять те же гости в той же моей квартире. Яночка нас знакомила, но как всегда в таких случаях, я никого не запомнил, только две девушки приглянулись мне больше, чем другие. С одной из них мы курим на балконе. В комнате что-то упало. Блядь, уронили Галочкину вазу. Собираю осколки, но вокруг начинает твориться что-то ненормальное – опять кто-то что-то роняет, вообще откуда-то уже полный срач, на полу бычки, пролитое вино, я пытаюсь прибраться, но бардак всё больше, всюду мелкие осколки стаканов и бутылок, надо подмести, потому что вдруг Маша будет ползать и порежется, но гости мои совсем уже в неадеквате, валятся на кровать или прямо на пол, и я не знаю, как я один могу их успокоить. Может, прогнать всех на хуй в Ялту? Всё же гости… И тут – опять эта карга! Кто её опять пустил? Я ору на распоясавшуюся молодёжь – почему вы не выгоните её?! – и просыпаюсь.

Совсем страшно. Два раза попасть в один и тот же сон – никогда со мной такого не было. Пришлось даже закурить. Да уж… Просто страшно засыпать снова. Встал, прошёл на кухню, чтоб окончательно развеяться, попил воды. За окном всё ещё темно. Может, не спать, пока не рассветёт? Ладно, просто прилягу.

И опять та же компания. Никакого бардака как будто и не было, просто приятно провели время, а теперь им пора уже в Ялту. На прощанье я целуюсь с одной из девушек, и она относится к этому не как обычно формально, а многообещающе прижимаясь. Другая и вовсе целуется взасос, и я уже подумываю, что надо бы как-нибудь её тормознуть, да вот только вторая вряд ли позволит. Обе держатся свободными, ребята вроде просто друзья…

И тут из коридора опять заглядывает эта базарная торговка. Неужели так её до сих пор и не выгнали? Я кричу ей: вали отсюда, чего припёрлась? Чё те тут надо?! И она уходит к выходной двери, я уже не вижу её (всё происходит суперреально), но представляю, что она остановилась как раз в дверном проёме и визгливо причитает: «Пожар, пожар… ах, как жалко, какие молодые, какие симпатичные, а все сгорите… всё сгорит… пожар…». И я ору: ДА ПОШЛА ТЫ ОТСЮДА ВОН !!! Уже не во сне ору, а в реале, и просыпаюсь от своего крика.

Ужас непереносимый.  Сперва я лежу, и так и кажется, что в коридоре кто-то есть. Собираюсь с духом и встаю. Заглядывать в коридор, а потом на кухню – иррационально страшно. За окном посветлело, но засыпать снова нельзя ни в коем случае.

Что, вы думаете, я сделал дальше? Взял и допил бутылку. Покурил, прошёл в комнату и заснул прекрасным образом, без сновидений и проснулся очень освежившимся.

Вернулась энергия, уже нисколько не через силу проделал все мои обычные утренние процедуры. Хотя колонку включал с большой опаской, как и газовую плиту. И бычки весь день тушил с повышенным вниманием.

Ночью опять не заснуть. Уже безо всяких сомнений я выдул очередную бутылку, полночи пёрся, открыл ещё одну для полного спокойствия, после чего провалился в обычную по пьяни потерю сознания.

Встретил Галку трезвый, хотя и с похмелья. По случаю праздника мы купили вина подороже, потом я опять своим догнался, а с понедельника начал трезвую жизнь, на этот раз до конца мая. Месяц держался… совсем как Паша когда-то.

 

К Паше я зашёл дня через три. Когда я напрасно звонил в прошлый раз, я удивлялся, потому что Паша сказал, что с утра к нему придёт Стас, чтоб идти в нотариальную контору оформлять обмен Пашиного флэта на Нэлкин. Типа справедливо – им со Стасом две комнаты, а Паше одну. Я представил, что для приведения в порядок Пашиного заброшенного склада надо столько же, сколько стоит Нэлкина квартира. С другой стороны, аквариумы – неужели Паша сможет их перевести? Да ещё в новой наливайке по месту жительства Нэлки притираться… И неужели не жалко, во что он моментально превратит ухоженное Нэлкино гнёздышко?

Паша не открывал мне тупо потому, что спал. А Стас не приехал. Он работает на нефтяной платформе за Тарханкутом, вертолёт, который привёз смену, зацепился за мачту на платформе и упал в море. Как мне говорил потом другой мой одноклассник, Домовский, все пилоты были в жопу пьяные. С вертолётом утонул начальник смены, Стас занял его место и из-за этого остался на ещё одну смену.

 

Белка # 2.

 

На этот раз ноябрь, осеннее обострение. Галка с Машей уехали к бабушке. Вино я начал делать в августе из первого на рынке, ещё относительно дорогого винограда. В сентябре я уже покупал рислинг и каберне по полторы гривны кг, так что к ноябрю у меня уже был ассортимент напитков.

Я должен был последовать за Галкой дней через пять, и все эти дни я пил вино, ещё не разлитое по бутылкам, но уже отстоявшееся в банках. В день отъезда с утра не пил, отмок в ванне, съездил за билетом, дома опять воздержался, а в дорогу купил двухлитровик «Крымского».

Когда-то Инка называла меня осликом за то, сколько багажа я с собой постоянно возил. Отдельная тема – магнитофоны и колонки в Крым и обратно. Это иногда, а всегда – в Крым чёрный хлеб маме (5 буханок), кофе ей же для Севки, соевый соус для Славки, чай и сигареты для себя, мороженое мясо для всех. Из Крыма в Москву – вина, персики, виноград, дыни. Вообще всё, что под руку попадалось – айву, потому что свою, на халяву, мамины варенья, засушенные мною абрикосы и вишню. Такие были времена.

С Галкой постоянно нужно везти баулы от бабушки или к бабушке. Маше шкары от девочек постарше, от Маши – девочкам помладше.

Поэтому теперь я из принципа не стал брать ничего, в тряпичную торбу положил книжку, тетрадку и ручку. Даже зубную пасту со щёткой забыл и трусы на смену. Несколько дней пьянки сказывались, тут помню, тут не помню. Между прочим, если бы всё же раскалабашился стаканчиком – соображал бы гораздо лучше.

Даже в голову не пришло, что в Москве холоднее. В Симфе сияло солнце, правда, всюду лужи, перед этим шли дожди. Я надел джинсы, подаренную Гаврилой футболку с флуоресцентными “make love no war” и лёгкую замшевую куртку. Джинсы я надел специально самые рваные, типа сейчас ведь модно ходить в новых рваных, ну а у меня порвавшиеся естественным образом, со множеством латок и штопок, однако тщательно выстиранные, в общем, хиппи-ветеран.

Между прочим, ходил в этом же прикиде на Синтию Ланди, и все юные неформалы только приветствовали. Это по «Радио Асс Юль» разыгрывали билеты на американскую джазовую певицу, которая ещё в 70-х блистала на джаз-фестах. Обычно к ним не дозвонишься, когда они что-нибудь разыгрывают, но тут мне просто надоедало ждать, когда ж им кто-нибудь позвонит, и приходилось самому. Выиграл 4 раза по 2 билета. Сперва получил 4, мне объяснили, что так не делается вообще-то, по два раза выигрывать, но я объяснил, что у меня дочка… Ещё 2 билета я попросил вручить Эле, а ей объяснил по телефону, где она может их получить, а ещё за двумя пришлось прийти под другим именем, которое они не проверяют, одевшись в косуху и завязав волосы косичкой, но всё равно их вручала другая девушка. Яночка приехать не смогла, Шлёп с Лялей тоже отказались в последний момент, но я нашёл выход – вспомнил о юной парочке местных, с герлой этой, Тенью, как теперь выяснилось, я познакомился 12 лет назад, а 2 года назад случайно встретил, сам бы, конечно, не узнал. Перезвонились потом, она пригласила на шашлык, когда я приехал, оказалось, что вся компания – она со своим парнем, уже нормально выпившие, продолжили, на шашлык ко мне в Марьино поехали уже в сумерках, потом потерялись… Конечно, я слишком для них взрослый, хотя на пляже у меня куча знакомых, которых это нисколько не парит. Странное дело – уже у меня на флэту эти же ребята, с которыми на пляже были на равных, начинают стрематься. А на участке – уже меньше, уже ближе к палаткам на берегу. Позвонил я Тени с участка, когда мы с Галкой и Машей решили исполнить шашлыки, мне ведь в таких случаях обычно некому звонить, разве Эле, но она всякий раз занята. Тень тоже занята, больше я не звонил.

Теперь вспомнил, благодаря им и увидел молодёжь поближе. Последний лишний билет отдал совсем юной хиппушечке. Ещё на один приехал Байкер, и ещё один я дал Эле, но не произвели на меня впечатления её герлы. Им-то как раз мои джинсы наверняка не понравились, а Элю, небось, ещё больше зауважали, какие у неё странные знакомые.

 

В поезде я устроился на своей верхней боковой, пил пиво, читал Пушкина (Маша проходила его в школе), ходил курить, потом и просто от пива освободиться, снова Пушкин, пиво, снова нужно выйти, а когда пузырь кончился, я заснул.

Во сне я валялся на своей кровати, почувствовал, что пора сходить в дабл, опустил с кровати ногу на пол… и очнулся… что это за страшное место, куда я попал? Только что было так уютно, и вдруг – такой мрачный сон. Грязный линолеум, всё залито противно электрическим светом казённого дома, кругом меня ноги в ботинках и просто ботинки. Может, в реале я одуплялся несколько секунд, но внутри показалось, что я минут 5 не мог осознать – что это вообще такое?

Сходил в дабл, заснул опять. Опять приятный сон, опять я у себя дома. И опять на полу вагона.

Когда я уже почти заснул после третьего падения, я почувствовал какое-то копошение кругом меня – и опять мне показалось, что из мирной реальности я попал в дурной кошмар. Меня пытались привязать к полке. Синим полимерным шнурком, каким перевязывают коробки. Проводница и доброжелатель из соседнего купе. То есть они действительно желали мне добра. Еле отговорил их, типа кто отвязывать меня будет, если я вдруг опять захочу в туалет?

Когда я проснулся снова, то чуть опять, уже по привычке, не ступил ногой вниз, но вовремя втянул её обратно, свесился головой – где там мои мокасины? – и какой-то парень из купе напротив наших боковушек сразу протянул мне холодную запечатанную банку.

Даже не хочется вспоминать, что было дальше. Где только и с кем мы потом с этим парнем не пили пива. Впечатление, что простой народ – сплошные черти, по крайней мере когда выпьют, а ещё точнее – когда случай представится. Дай им сейчас автоматы – пойдут охранять ГУЛАГ, коксу и лимонок – будут топить белых офицеров, предварительно кастрируя. То есть это уже бесы – например, когда толпа упоённо следит за тем, как двуногие поджаривают на костре соблазнительную женщину, хотя, в отличии от людоедов, не съедают потом, а тупо обугливают.

Бесы – те, которые сжигают, их не так уж много, и когда обстоятельства не позволяют проявиться их бесу, они вполне приличные люди, только в инетах под никами утоляют свою страсть. А в обычных людях – просто черти, по пьянке так и пляшут в глазах или незримо вьются где-то рядом.

Трезвые, с которыми мы тоже разговаривали, никаких чертей не транслировали и были при этом как на подбор занудными и заурядными. Некоторые трезвые, впрочем, несли какую-то чернуху рядом с собой, но это уже скорее бесов… таких, латентных. Типа если вопрос кого-нибудь сжечь, так я за. Но все свои знают, что я белая и пушистая.

Часа в 2 мой визави захотел спать. Я попробовал тоже. Сейчас бы ещё бутылочку… но так уже стыдно снова идти… Галочку-то всё же надо нормальным встретить… И только с мыслью об этом я тупо ворочался с боку на бок… ходил в дабл и курить… опять не явь, но и не сон, а бессмысленная отрывочная каша в голове, и так уже эта голова устала, и зеваю, и устраиваюсь, замираю, вот… вот… нет, опять потекла куда-то дурацкая мысль! Ну как же расслабить эту башку? А вот никак.

На рассвете сходил к проводницам не за пивом, а гордо за минералкой, они горячо подбодрили мои благие намерения. Потом за кока-колой, для прикола. Потом за чаем. Уже после Тулы мой сосед с нижней полки галантно подсказал мне, что в пакете под нарой у меня осталась бутылка пива. Мы уже сидели внизу, он на трезвяках и умниках, как и вчера, читал детектив, а я тупил в Пушкина. Это он вчера позвал проводницу, проявил обо мне беспокойство… ну понятно – когда мэн третий раз так же падает. И он же вступился за меня, что не надо уж привязывать, когда я намекнул, что могу и обоссаться.

Пиво я, конечно, положил в свою торбочку. Потом мы с Галкой выпили его, когда пересекали «Динамо», я еле удерживал равновесие на гололёде и глазам своим не верил. Только вчера сияло и грело солнце – и вдруг кругом снега и лёд под ногами.

На Савёловском нашли мне наконец джинсы, о которых я мечтал уже лет 10. Я уж думал, нормальные, не варёные джинсы совсем уж делать перестали. Ну, я ж по сэкондам судил и по палаткам на колхозном рынке. Оказывается, бывает и настоящий коттон, конечно, по другой цене. Пожалуй, такой, как 10 лет назад, но всё равно не такой, как назад лет 30…

Очень миленькая продавщица, глядя на мои рванину джинсы, возможно, подозревала скрытую камеру. Из трёх имевшихся у них «Левисов» один подошёл мне вполне. Милая девушка забрала мои прежние трузера, чтоб положить их в их фирменный пакет, и глядя на них, уверенно сказала: наших джинсов вам хватит лет на десять точно.

Добрая Галыночку предлагала мне взять на вечер пива, но я твёрдо и мужественно заявил, что спрыгивать – так спрыгивать.

Ночью опять никак не заснуть. Галка уже где-то в час безмятежно отключилась, у неё бессонницы не бывает никогда. А я вставал то и дело курить, то на балкон в куртке, то в дабл, и выключиться удалось только часа в 4.

 

Сразу снится, что я всё так же не могу заснуть, а рядом Галочка в обычной своей отключке. Кухню, на которой мы спали, я видел во всех подробностях (в комнате спала Маша). В чёрном окне мокро просвечивали отблески уличных фонарей, и в их свете, привыкнув к темноте, вполне можно было различать и холодильник, и буфет, и мойку, и решётку вентиляции.

Я начинаю всё же засыпать, но тут чувствую, что на одеяле на груди у меня осколки стекла. Понятно – упала и разбилась 3-хлитровая банка, которая стояла на подоконнике. Я зову Галочку, чтоб убрала эти осколки, а то ведь, если я начну вылезать из-под одеяла, они могут чёрт знает как рассыпаться. Галка меня не слышит, я врубаюсь, что это сон, в котором я хочу, но не могу сказать ртом, и усилием воли просыпаюсь.

На самом деле продолжаю спать. Вижу кухню, пытаюсь заснуть, но мешают осколки на одеяле. Да какая там банка? На самом деле, это валялась Машина мобила, и я её, видно, раздавил. Надо разбудить Галочку, чтоб осторожно собрала запчасти, не дай бог что-нибудь потеряется. Зову её – никак. Толкаю – в отрубях и всё тут. И как-то зловеще выглядит… а-а! так это опять кошмар – и опять неимоверным усилием просыпаюсь.

А дальше я уж и не знаю – сон это? или всё же галюны? Потому что когда я закричал, и Галка меня растолкала, мне казалось, что просто пропало страшное виденье, но я не спал и до этого. Иными словами, умом я понял, что всё это только казалось, но в душе было полнейшее ощущение, что таки увидел что-то реально существующее, а теперь снова не вижу. Что бы я ни думал головой, душа воспринимала это как трип в пусть параллельную, или не знаю, какую, но полную реальность.

Галка говорит, что когда я как бы спал, глаза у меня были открыты, она сперва думала, что я проснулся, а что ору – прикалываюсь.

В общем, сон продолжался такой – вот я проснулся, вижу, что на буфете стоит бутылка из-под моего домашнего винчика, и пока пытаюсь думать, неужели я захватил с собою в дорогу, она вдруг разлетается на осколки. А из окошка буфета высовывается голова жутко противной бабы и начинает визжать и пилить меня в точности всеми словами Галки. Днём я включил стиральную машинку, не прочитав инструкцию, и хотя потом прочитал, и всё сделал правильно, и ничего не произошло, Галка всё время, пока я, вытесняя похмелье, вдумывался в прочитанное, отводила душу. Типа вот же алкаш и пьянь, всё, сломал мне машинку. Про машинку тётка не упоминала, но про алкаша слово в слово. И если днём я несгибаемо практиковал безупречность, сейчас заорал на эту мерзкую тётку, трудно вспомнить, что именно, но вложил всё, что копилось.

 

Жуть. Хорошо хоть Галка рядом, но всё равно, пытаясь снова заснуть, лучше на буфет не глядеть. Отворачиваясь, чувствую это окошко затылком.

Дальше я засыпал и просыпался от вязко-чернушных снов раз 10, трудно сказать точно. Сперва после каждого просыпания засыпать снова было всё страшнее, а потом наоборот: задолбало, но ладно. Каждый раз начинается нормально, но через какое-то время какие-то мои новые приятели или прохожие, обычно подростки, начинали то ли бить друг друга, то ли кого-то все вместе, или противно приставать – тут-то я и понял, в промежутках между снами, что это просто натуральные черти, опять припёрлись, как и полгода назад. Причём меня не трогают, просто кругом создают всё больший беспорядок. Например, одна из компаний, три или четыре чьих-то друга, придя в гости, сперва были нормальными, а потом ни с того, ни с сего разбили об пол банку варенья, которую принесли, и я так разозлился, что во сне укусил одного из них за щеку, со всей дури, оказалось, подушку, хорошо, что не Галочку.

И ещё я заключил, что являются они не тогда, когда пьёшь, а когда хочешь перестать, а им это не по нраву. И когда во время большего или меньшего периода трезвости находится повод выпить – это они находят. Хотя иногда случается, что не ты находишь повод, а само так выходит, в таких случаях знамение выпить, и тогда всё нормально, главное – не вестись на чертей, которые явятся с утра. Пока ещё справиться с ними несложно – просто не пить до следующей оказии. Поскольку совсем уж никогда не пить – это мрачно сознаться самому себе, что да, приехал, алкаш невозвратимый, теперь только завязывать. Каждый надеется, что до такого ещё не дошло. И хоть знает, что если началось, то дойдёт рано или поздно, старается оттянуть, как оттягивают ослабление юношеской гиперсексуальности.

 

Ещё пару вечеров после этого вечером, особенно после полуночи, было невыносимо находиться одному в кухне. Галка ведь иногда с Машей, и я не мог лежать читать один, так и поглядывал на дверцу шкафчика, наконец шёл к живым людям.

Потом попустило окончательно, а потом я обнаружил в местном универсамчике широкий выбор пакетов вин из Чили, Испании, Италии, Хорватии, с Кипра и т.д., все так и не перепробовали, поскольку чисто по чуть-чуть – Галка глоточек для вкуса и я с полпакета.

 

Итаг.

 

Твердолобые материалисты, даже если материализм позволит им допиться до чёртиков, по привычке объяснять назовут это галлюцинацией, понятием вообще-то достаточно туманным. Начнут приводить неуместные аналогии с обезумевшим компом. И вызовут докторишек, чтоб вкололи им в жопу заморозку москапомогли им и утешили. Все атеисты непроходимо скучные.

А вот моему дедушке, московскому чекисту, думаю, казались совершенно реальными все, кого он расстрелял, когда они начинали выпрыгивать на него из тумбы письменного стола. Предполагаю, что там был кокс, а не водка, об этом семейное предание умалчивает, так что не утверждаю.

Тиль и Неле тоже нисколько не сомневались в реальности праздников духов, на которые их уносило зелье Катлины. Что не мешало им быть христианами по вере и протестантами по политике.

Не знаю, может, кто-то и как бы наяву их наблюдает. Моя тётя говорит, что её муж говорил ей, что по полу прыгают лягушки. Но он-то потом этого не помнил, так что всё это просто бред, который слышала тётя, но из которого не следует, что именно он ощущал.

Дон Хуан тоже добавлял ещё одно чувство к очевидным, но никакой не меры, это вообще каламбур, а – за неимением подходящих слов – видение. А для философии марсианина Хайнлайн придумал слово грок. По-русски всегда говорили просто «шестое чувство», да и всё тут. А мера – вообще из другой оперы, это типа как прямой угол 90 градусов, а вода закипает при ста. Про такие случаи в нашем народе говорят, что чувствуют только луй в жопе, а остальное ощущают.

Мой опыт говорит, что чертей нет ни при каких условиях от сигарет, чая и травы. Понятия не имею, какие они там страшные от мака, но от алкоголя они по-русски не злобные, просто с особым юмором, хотя, если маньячишь и не желаешь прислушаться к их приколам, они могут стать и спортивно беспощадными. От грибов они могут представиться и достаточно забавными, мне так и не проявили своё коварство, но понимаю, что вообще могут. Ну а в загадочной «питерской кислоте», я так подозреваю, никакие не черти из наших родных болот, а демоны терминаторы научной цивилизации, квази пластмассовые разрушители, выстроенные безумными профессорами по заказу самых тёмных сил. Как, впрочем, и в любой химии, в которой уже и до алкоголя добрались, да и до семян.

Наливайки наглядно демонстрируют – чем дешевле сорт алкоголя, тем быстрее окружают и не выпускают черти. Хотя и по натуральному вину могут явиться, чтоб одёрнуть: три и более литра в день – не ахуел ли ты? Но они всё же хоть и строгие, но домашние. А вот после водки из наливайки или той непредсказуемой смеси, которую у нас кличут пивом, могут оказаться достаточно грубыми, а если злоупотреблять, то даже не хочется думать.

 

Набрёл я в тырнете на «Школу уродов». Аффтары пстов талантливо хантерят на всех сайтах и комментируют в своём стиле воистину шедефры! Просто невероятно, кто ездит со мною рядом в маршрутках, какие среди них притаились затейницы и перверты. Это, конечно, не черти их направляют, а прикольщики домовые.

У подружки Фила мл. нашёл группу «Любители секса». Не может быть, чтобы все посты были заказными. Может, и есть зазывалы, но в целом, мне кажется, это голос таки народа. Там Фёдоров сыскал бы драконов всех пород, например, тех, кому сперма на лице нравится, намного больше, чем наоборот. Во всяком случае, из тех, кто в такие группы заходит, только такое и выходит.

Парфён поёт: «Ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по интернету – все дороги, как ни выбирай ты, всё равно ведут на порносайты», наверно, из КВНа. И вправду, среди членов почти любой патриотической группы, причём всегда среди показанных аватарок, присутствует такая, что так и хочется щёлкнуть. Нет, никакой порнухи, просто фрагмент лица, но с такими губами и ресницами, что сразу всё понятно. Под такой авой всегда можно, как в квесте, найти дорожку в порнушку, чтоб завязнуть там в змеином болоте бесплатных ссылок.

Как не замечаем мы в маршрутках тайных маньяков фотошопа (и графоманов, вроде меня), так не встречаем и окружённых чертями. Но черти есть, их не может не быть.

От них лучше держаться подальше, хотя дело вкуса, тот же Фёдоров пишет, что бухнуть иногда даже нужно, чтоб черти не больно лютовали. Но насчёт пресмыкающихся извините, Олег, не могу счесть вас вещим, предпочитаю быть Маугли, которому Каа одной крови, а вовсе не змеёнышем, как вам показалось с вашего набата. Это как в «Анастасии» я как прочёл, что в рекомендуемом идеале секс только пару раз по знамению, исключительно для зачатия – так дальше можно не читать.

На самом деле, в тех же «Любителях секса» и подобных форумах всегда есть какой-то процент маньяков, которые только и ждут, чтоб облаять очередное извращение. На КОБе антиКОБовцы и наоборот, на бандеровцах антифа, на борцах с гавнороком борцы с борцами. Каких только заманух не наплодилось.

Чёртики так и скачут, как бы ни жмурились атеисты.

 

Купил на парапете возле остановки «Нужные вещи» Стивена Кинга за 5 гривен.

В городок приезжает таинственный мистер, открывает магазин «Нужные вещи», в котором каждый посетитель находит то, о чём всегда мечтал, но за это исполняет просьбу хозяина, в итоге закручивается такая интрига, что сперва просто все друг друга мочат, а потом и стреляют. А выкупил этого хозяина, что он сатана, шериф – обнаружил, в чём тот солгал. Вот всё у него было правильно и безупречно, но одна лживая деталька – и сразу ясно, что на самом деле его цель – на горе всем буржуям мировой пожар раздуем.

Молодёжь-то доверчивая, тот же Лимонов допрыгался со своими амбициями, что пацаны, ему поверив, пошли с лопатами на танки. Ну, он-то всё же художник и артист, для красного словца, не ведая Отца. И таки по-честному – а это просто уникально, на таком уровне распиаренности такого, казалось бы, не допустили бы, но он таки невозможное исключение из правила. А в Фёдорове мне видится мастер своего рода, но не поэт, и в сказках его водится ложь. Но всё же можно допустить, что сам-то верит… хотя взносы… и ксероксы ксивы…

Ну а КОБ я сразу вспоминаю, когда слушаю по радио «Бумбокс»: «Тэхнология проста: прысидай до ста и чытай устав».

Хорошо хоть не все там… не так уж много, на самом деле, как и вообще маньяков. И как хорошо, что так много людей в аудитории Задорнова, Шуры Каретного, Комитета Охраны Тепла, Умки, Егора, Лимона, «Хуй забей», это давно я знал, но и «Школы уродов», «Любителей секса», уж эти самые безобидные.

Драконы, говоришь? Бесы и не такое покажут. Типа в духе.

 

25.09.2009 20:43