Правдивые сказки

Настоящего Индейца

Хороший у вас план, товарищ Жуков

В первый же свой день в Москве, то есть вечер, не считая вечера приезда, я встретил Жукова, который обрадовался тому, что я вернулся. Раньше–то как было – приезжаешь сразу звонишь всюду, и все радуются, а последнее время что-то уже и звонить некому, и тут вдруг такой Жуков.
Правда, тут же и знамение. Курнули мы с ним его гималайского гашика, забились, что сразу после работы, то есть через час, он мне позвонит, выезжаю я из переулочка – отваливается колесо. Вышел, посмотрел – не, не укатилось, на месте, просто шаровая нижняя, впервые, кстати, со мной такое, а сколько раз видел на дорогах. Ну, домкрат, ставлю на место, прокатил пару метров к обочине, опять отваливается, опять домкрат и т.д. Захожу в метро – метров за 50 вижу мусора, который метров уже за 5 аж руки растопыривает: куда это ты такой грязный? Да вот, машина сломалась… У тебя ещё и машина есть?
-    Так нет никаких документов, вот права только, гаишникам обычно этого достаточно…
-    Тут тебе не гибэдэдэ…
Документы, однако, катят, особенно Машино инвалидное удостоверение…
-    Слушай, а ты не накуренный?
-    Ну товарищ, ну лейтенант (кстати, понятия не имею, может, он и сержантом был… капитаном-то вряд ли), знаете, когда я был студентом, у нас в университете (слово специально для него) некоторые ребята покуривали, но с тех пор я уже лет пятнадцать глупостями этими не занимаюсь…
-    В университете?…
Он вдруг, присев, охлопывает меня снизу вверх, процедив: «Не дёргайся, братела», нащупывает пачку пу-эра, а это что? – чай – что за чай – ну китайский чай… и вдруг даже козыряет, типа счастливого пути – нет, ну понятно, что он живой, просто его парит, как и меня, просто забавно, каких именно персонажей знамение посылает. А гашик попался действительно редкостный – с одной стороны кажется, что вообще ничего, настолько ясное сознание, а с другой стороны – то и дело вдруг врубаешься, что прёт-то на самом деле не по-детски… даже как бы сушняк… обычно-то, когда прикуриваешься к тому, чем отцепился, никаких сушняков уже не бывает, и поэтому сушняк всегда признак того, что попалось не просто что-то новое, но и достойное.
Жуков вроде говорил, что у него на даче ещё есть…
Галочке я спиздел, кстати, первый раз в жизни, то есть в смысле так вот конкретно: мол, встретил Жукова, надо съездить на дачу к нему, дрова попилить. Удалось-таки ей задрочить меня, при всей своей толерантности, подъёбками типа «ну и иди к своей Наташе», хоть и понятно, что в шутку, но заёбывает. На самом деле у меня был секрет – Жуков предложил мне фак-сэйшен с привлечением проституток, и ничем иным он не смог бы так сдвинуть мою точку сборки… от предвкушения моё сознание перешло в крайне изменённое состояние.

Началось опять со знамения – час, наверно, мне пришлось постигать, каково же девочкам на такой холодрыжке, просто героическая вахта любви. Три сигареты успел скурить и за пивом соблазниться сходить, возвращаюсь с пивом – вот и его «Опель», оказалось, он ждал меня возле «Интима», расположенного метров на двести дальше от метро – кто ж знал, что их столько «Интимов» развелось? Странно даже, что хоть он догадался. То есть опять же знамение.
Ну и дальше едем за чудесами – ой, блядь, ну наконец-то! Как в 92-м – а что же это за «Сникерсы» продаются в их буржуйских палатках, что это за таинственные банки с заморскими напитками(16)?  Вот наконец и до такого дожили, я в смысле, он-то понятно.
Тёплый чистый мягко бесшумный «Опель» – даже неудобно как-то с пивом-то. Стоит, кстати, как четыре моих копейки, то есть пол-«девятки», а по сравнению с девяткой – и люк, и опции, и гарантия не то что. В том и дело – девятка такого возраста стоит дешевле, но… какие тебе гарантии, если карма?
Для начала он предлагает – ты не против? (да я хуй его знает, как это делается) – съездить на точку, на которую он уже заезжал по дороге, то есть разворачиваемся, в самом начале Тверской разворачиваемся снова, направо в арку, направо, налево, направо, и вот уже потаённый дворик, они у стенки, как для расстрела, иномарок пять или семь светят своими беспощадными буржуйскими фарами, да уж не в очередь ли мы попали? вот это называется буржуинство, но нет, мамка, молодая довольно, подходит – интересно, как это она чувствует, что надо подойти не к моему окошку, а к Жукову?
Девушка, которую он присмотрел, на месте, не востребована пока, можно подозвать, он щупает её грудь (а волосы её мне нравятся тоже), а стоит 150, если на двоих, но можно и по сто, если двух, например – и подзывает довольно яркую тётю, гречанку с её слов, Габриэлу, но что-то такое в этой Габриэле меня испугало, хоть Жукову и её грудь понравилась. Конечно же, как на другое утро сам Жуков и отметил, нужно было брать их да и ехать. Да, Габриэла эта показалась мне с первого взгляда слишком уж взрослой, не просто опытной, а с чем-то, вызывающим мистическое опасение, то ли жрицей, то ли, по-русски, ведьмой – но на самом деле этого-то и надобно было нам! Возможно, как раз она и устроила бы нам то, чего нам хотелось. Так разве я возражал? Ну как тебе? – да нормально вроде… не знаю… меня угощали, и я не мог побороть стеснительности. А на самом деле, наверно, нужно было кричать: да, вот это ништяк, давай. Ну хоть какой-то энтузиазм проявить. Вот так, далеко мне до того даосского мудреца, которого император пригласил в свой дворец, и тот настолько не комплексовал попользоваться подвернувшейся халявкой, что император даже засомневался – кто же из них император?
Решал всё же Жуков, и ему захотелось повыбирать ещё. Может, он предположил, что на Тверской дороже? Он с самого начала сказал мне: «Только знаешь, тебе я смогу взять ну баксов за пятьдесят», на что я со всей беспечностью отозвался, что да конечно, а лучше вообще давай возьмём одну на двоих, куда нам ещё, да и прикольней даже, если не по очереди, а сразу всем вместе. А платить за то, чтобы вдвоём – я бы лучше подрочил бесплатно и представил, что втроём хотя бы.
Мы заехали на ещё одну точку на Тверской, потом на Ленинградке, а потом понеслись зачем-то в Химки. Оказалось, что чем дальше от центра, тем простоватее девчонки, цены же везде одни и те же: так, мальчики, что интересует, на что рассчитываете? Есть по две тыщи (рублей, то есть 70 баксов, о 50-ти нигде и речи не было), по сто и по сто пятьдесят. Причем те, что по две тыщи, чисто внешне были в основном такие, что мне даже и бесплатно не захотелось бы, так что потом Жуков уже сразу говорил очередной мамке: покажи за сто и выше – девчонки же по машинам ховаются, а мамка им кричит, каким под фары выходить. Между ста и ста пятьюдесятью таких явных различий уже не было, оставалось предполагать внутренние достоинства.
Я вообще-то не люблю выбирать и не умею торговаться (а когда получилось что-то выторговать, страшно собой горжусь). Это Галка не успокоится, пока не обойдёт весь рынок и не выяснит, где самый дешёвый виноград, а где помидоры. Хорошо, когда написано, что почём, но спрашивать, вступать в эти поединки со сразу встрепенувшимся продавцом и сразу обламывать – да нет, я просто так спросил… Этим летом в Когтибле рядом с нами расположилась компания двух немолодых парочек, и один из мужиков целый день развлекался тем, что подзывал всех без исключения разносчиков (а там через каждые пять минут то пиво, то пахлава, то рыба, то другая рыба) и начинал ебать им мозги, и всей компании было интересно, когда же человек догадается, что ему просто ебут мозги. По-моему, ужасно противный мужик. Просто мудак.
Впрочем, это я совершенно не к месту вспомнил – совсем другое дело, когда два благородных дона подъезжают на «Опеле» и намерения их однозначны, просто – ну-ка, а чем вы сможете нас удивить? И что поделать, если ничем нигде не удивляют. Стоят себе такие бедные да ещё и, чем дальше от центра, всё чаще откровенно глупые, и хоть бы кто-нибудь хоть какой-нибудь сеанс пульнула – ну, юбочку там задрать, сиськи погладить, да хотя бы губы облизать, ну хоть что-нибудь! Стоят себе, понуро, тёлки на заклание. В общем, уже сразу – реальность, а не порнуха. Как-то вот не очень эротично.
И по какому параметру выбирать? Например, я бы спросил: так, на ком из вас прямо сейчас надеты чулки, причем из тех, кто по сто, потому что знаю я эту мамку – если почувствует, что это то, что интересует клиента, сразу скажет 150. А вообще-то, конечно, ещё правильнее – сразу 150 и вот тебе ещё чирик премии, и найди-ка то-то и то-то… нет, извините, это как-то не совсем то…
Жуков выбирал, кажется, по волосам (впрочем, один раз ему понравилась кто-то с короткой стрижкой, но он сразу понял, что мне такая не нравится), и после того, как мамка подзывала избранницу, он задавал ей своим обволакивающим котиным голосом один и тот же, как в «Шизгариках» на «Нашем радио», набор вопросов: «Ну что (очень вкрадчиво) поедешь с нами?», «А какого размера у тебя грудь?», «Мм, да?…(независимо от заявленного размера). А можно потрогать?». Очевидно, Жуков знает, что можно бесплатно, а что уже нельзя, поскольку логичнее было бы трогать сразу пизду, маньячить так маньячить, если уж неважно, что подумает о таких клиентах мамка. «Не пожалеете, - шептала мамка, - девочка чистенькая, нежная и всё умеет. Только без анального секса. Интересует анал – могу подобрать…». Жуков обычно говорил: ну пусть она пока отойдёт, мы ещё посмотрим, подумаем пока. А иногда сразу: ну мы ещё поищем. А иногда: скорее всего, мы к вам вернёмся.
Собственно, реакции на эти три вопроса было вполне достаточно, чтоб понять, что очередная дура дурой, агрегат, может, и на всё готовый, но совсем не это обещала нам порнуха.
Я сперва был корреспондентом своего индеепендент печатного органа, но когда после Химок мы развернулись, стало казаться, что репортаж затягивается. И так я сколько прождал его беспонтово, а тут уже… а ему ж, наверно, с утра в офис?
Он уже тоже завёл такую тему: вот есть же у меня две подружки, с которыми просто надо созваниваться заранее, зато если устроить – они такое выдают, и одеты они, то есть полураздеты во что-то такое латексное, блестящее, и чем-то там таким мажут друг друга, и так друг с другом сперва понежничают, а потом уж за тебя принимаются, причём мне, как личному клиенту, скидка.
Звучит заманчиво. Только сегодня-то как? То ли ехать Галке говорить, что решили перенести распилку дров, то ли ехать вдвоём бухать, что уж вообще вершина крепости маразма.
Нет уж, раз появилось у Жукова благородное движение не одному покупать себе секс, а за компанию – надо поддержать этот правильный шаг и пора останавливать выбор. И не на Тверскую же возвращаться, потому что Габриэлу наверняка уже забрали, да и вообще всех стоящих в такое-то уже время, а по МКАДу до дачи куда как ближе.
К тому же мне ещё ссать после пива начало хотеться. Я давно уже хотел поссать на первой же попавшейся точке – а что, съезжаем с трассы в кусты, встать за деревом для приличия, чего тут такого? Но Жуков почему-то полагал, что лучше подыскать более подходящее место, почему-то это казалось ему неприличным – поссать что ли заехали? Ах да, вспомнил – я уже изверг один раз пиво и час ожидания на холоде ещё на Тверской в какой-то подворотне, и теперь мне не то чтоб уж неотвратимо хотелось, а просто для порядка, для совсем уж полного комфорта, раз на «Опеле».
На первой же точке после разворота Жуков решительно выбрал тёлку за 150. Отличалась она тем, что имела очень уж пышную причёску, просто растафарианская грива жёлтых волос, Жуков спросил, не шиньон ли это, нет, просто такая химия, пояснила она. Больше, кроме причёски, она ничем не отличалась – ну как, ладненькие они, те, кто по 150, все, прикида откровенно эротического нет ни у кого, а так вроде чистенькая, мамка ещё и шепнула «останетесь довольны…всё, кроме анала…». В машине выяснилось, что из Луганска, 21, за 150 согласна и с двоими, в любом составе, но если хотите кого-то ещё – дело ваше.
У Жукова было несгибаемое намерение соблюсти чётность. На следующей точке нам приглянулась девочка ничем не хуже этой, только без химии, но за 100… я восхищаюсь, как бестрепетно Жуков отсчитывает эти пятисотки… половина, считай, моей машины, за те же средства ей такой ремонт можно было бы задать!… впрочем, будь у меня в руках эти бумажки, я бы точно так же и даже более относился к ним, что – бумажки…
Точнее было бы сказать, что понравилась она не нам, а Жукову. Как до этого он принял решение ознакомить меня со всем ассортиментом, так же твёрдо теперь он вдруг решил, что пора уже взять хоть кого-нибудь да и валить на флэт – действительно ведь, третий уже час, останутся ли силы воспользоваться тем, за что уже уплочено? И по две тыщи, как я уже сказал, мы не интересовались, поскольку это в самом деле было бы смешно – ему такая, а мне вот такая. А между теми, кто по 100 и кто по 150, разницы в основном практически нет, что мы и выяснили в самое ближайшее время.
Вторая девочка была из Молдовы, 19. Позже сказала мне, что натуральная молдаванка, странно – мне казалось всегда, что молдаванки должны быть чернявыми, Вика же была светло-русой… может быть, молдаванские эти полные, выдающиеся, как у негритянки, губы?
А первую звали Лина. Вот Вики мне уже попадались, а Лин пока не было, только Алина – а может, это производное? Лина с самого начала оказалась более общительной, возможно, взяла на себя роль старшей и более опытной. Сейчас задним числом я думаю – а может, мне бы было правильней пересесть сразу к ним на заднее сидение да позажимать их? А то сидим на передних сидениях, как два босса, а они сзади вообще непонятно как кто. У нас с Жуковым зато есть возможность попиздеть о своём, и они тогда почтительно (или облегчённо?) помалкивают.
 Жуков сразу завёл тему, что едем мы к нему в гости не то что бы ебаться, а просто провести субботний вечер, и ебаться будем только в том случае, если им самим захочется. Девчонки, возможно, думали – во, бывают, значит, и такие клиенты. Лина, раз более опытная, возможно, понимала при этом, что всё это такие песни.
Так, ну а чего бы вам, девчонки, хотелось? Гашик у нас дома есть… Лина отреагировала с энтузиазмом, Вика же успешно запрограммирована на «только не это», ещё бы, Молдова, там реально не все, конечно, кто пыхает, конченые, но все конченые пыхают, обязово. Ну может – чего-нибудь выпить? Вообще-то дома у нас есть совсем чуть-чуть «Баккарди», но если хотите, возьмём чего-нибудь ещё. Девчонки мнутся, на измене – не проверяют ли их? Кто сам хочет выпить, тот спрашивать не станет. Девчонки не могли выразить этого словами, но поведением сразу давали понять, что они готовы принять любые наши конструктивные предложения, но своей наработанной программы у них нет да и откуда – они ведь даже незнакомы. (Хотя Лина сразу проявила открытость и дружелюбие к Вике, причём так, как будто старше её не на два года, а лет на 10). Лина же, в основном, с нами и общалась, то есть тоже, конечно, осторожно и натянуто, но хоть как-то, на фоне Вики, отвечавшей только на прямые вопросы и предельно односложно. Обсуждение продолжалось и тогда, когда мы уже стояли у ночного магазина, в итоге Жуков ушёл и вернулся со шкаликом водки и пузырём пепси для «Баккарди». И с тремя упаковками пирожных почему-то – впрочем, утром я тоже их оценил.
-    А вот как определяется цена? – спросил я у Лины, вспомнив, что я корреспондент.
-    Это мамка сама определяет.
-    Нет, ну а что нужно, чтоб она оценила на 150, а не на 100?
-    Ну, следить за собой, не лениться в парикмахерских бывать, на тренажёрах, - с явным горделивым намёком на себя стала объяснять Лина и дальше рассказала, что и пластику она ещё собирается посещать, а вообще зарабатывает на то, чтоб поступить в какой-то там, финансовый что ли, колледж.
Я спросил про сакраментальные субботники, и Лина поведала, что бандиты сейчас уже не приезжают, а вот менты да, и они гораздо хуже бандитов, и грубее, и глупее, хотя по-разному, бывает, что вообще трахаться не приходится, так они упиваются, разве что на стол голую посадят и полапают, а вообще это ей девчонки рассказывали, потому что о субботнике всегда известно заранее, и тогда мамка оставляет только тех, кто по 2 тысячи, бывает даже всего за час до приезда мусоров всех прочих девочек увозят, а мусорам пофиг, они даже и не замечают, для них можно и без тренажёров. Да и те, кто 2 тыщи, обычно такие, которым что мусора, что хоть бичуган, хоть бы уж кого-нибудь, так что в итоге все довольны.

Парфён, вспоминая, как зимой как-то раз ему довелось прокатиться с Жуковым, сразу становится таким же охуевшим, как был тогда. И удивляется, как это я так спокойно сидел на переднем сиденье, он-то хоть сзади - и то!… Свою манеру езды Жуков обрёл в бурные последние восьмидесятые – первые девяностые, когда девятки только-только проклюнулись среди степенной классики, а иномарок ещё почти не было. Принцип езды такой: предельно разгоняться, где только возможно, хоть 5 секунд, и притормаживать всегда в самый последний миг – последнее и действует особенно впечатляюще. И конечно же, перестраиваться при любой возможности, причём так, что всем сразу понятно – ну его на хуй, лучше пропустить. Перестроения особенно  впечатляют на скорости 120-160.
Произвести особое впечатление на девчонок у нас не было шанса в третьем часу ночи – мы почти одиноко разрезали темноту, а 160 в «Опеле» ощущается, как 60 в моей копейке.
Чтоб не пытать девчонок разговорами, играл сперва мой Марли, а потом Жуков всё же (очень-очень мягко, нет, правда, я просто в восхищении) настоял на Билли Айдоле. Ну что ж, впервые в жизни я слушал его вслушиваясь, и нашёл, что… ну чё, покатит (без восклицательного знака, но и без многоточия).
Интересно было бы описать, что думал каждый из четверых, приближаясь к месту грядущего (и в случае проституции это особо неотвратимо) совокупления. То есть нет, думал-то всякую хуйню, но о чём грезил?

Между тем надвигалась реальность, ведущая (в вероятности) к воплощению грёз. В общем-то всем на каждом этапе (заехать, вылезти, зайти… снять то, что поверху, вообще просто и т.д.) ясно, что делать, но что говорить при этом?
В главной комнате нас встретил шикарный холостяцкий стол, говорящий о том, что хозяин себя любит и хочет, чтобы стол говорил об этой любви… не навязчиво, конечно, так, лёгкие штрихи… даже не уверен, все ли заметили девчонки?
Жуков стал колдовать с пепси и баккарди, а мне нашлось любимое дело с папиросой и очень твёрдым, при всей в оконцовке мягкости, комочком. После чего какое-то время мне хотелось только одного – повторять:  «хороший у вас план, товарищ Жуков»(17), на разные лады – план у вас хороший… да, вот это план… ну, товарищ Жуков…
Интересно – почему мы так старались сохранить умняки? И умным  ли это было? (Я приговаривал про Жукова в паузах, неизбежных при умняках).
То есть девчонки-то понятно – вы нас купили, ну давайте, что теперь? Кстати, с их стороны полная лояльность – на самом деле, может, вся атмосфера исходила из нас с Жуковым? Или даже – из меня? Или все мы переборщили с лояльностью?
Опять я не соответствовал монаху из даосской легенды – мне следовало взять на себя роль императора, а я присоединился к проституткам: ты платил – значит, ты и заказывай. С другой стороны, если бы я взял на себя хоть какую-нибудь роль, массовика-затейника типа – я бы и оказался единственной в этой компании профессиональной проституткой.
Вот ставлю себя на их место: сидят две тётки, в летах, но неплохо сохранившиеся, и надо ублажить их и получить за это… ну, допустим, половина мамкам-папкам, всё равно - три раза съездить мне за водой, все эти пробки, светофоры, потом таскать, потом обратно ещё и нагруженным ехать, потом выгружать… Нет, всяк легче с тётками-то… однако, с другой стороны, если каждый день такие вот загруженные (а мы с Жуковым, полагаю, ещё и не такие уж грузовые по сравнению с большинством соотечественников, нагляделся я на них, когда занимался извозом) и они ещё и на сближение претендуют, пытаются расслабить, как умеют, не желая врубиться, что главное – себя расслабить. В общем, да – такую работу должен исполнять профи, актёр, психотерапевт, а если тебе просто нравится трахаться (как мне, да и как всем этим девчонкам вдоль дорог), тогда воду возить, возможно, и легче.

Мне кажется, следовало сразу сказать: так, девчонки, мы  клиенты, вы проститутки, так что давайте-ка раздевайтесь и покажите, что вы умеете. Нет, мы посидим, попьём, но давайте – вы так слегка несколько более эротичный вид примите. Жуков-то вон как расстарался, сколько свечек поназажигал (дело клиента: нравится – пусть зажигает), не говоря уж про баккарди. А просто скучно улечься, как усталая жена – ну давай, используй меня, - так это проще резиновую куклу купить. И понятно, что намёрзлись, но такая уж работа.
А Жуков затеял такую игру – будто обычные парни познакомились с девчонками и проводят, как принято, время, чтобы потом скорее всего, как принято, перепихнуться. И, по-моему, напрасно: во-первых, сотни раз я играл в такие игры и десятки раз доходило до траха, а во-вторых, как можно имитировать, что ты добиваешься герлы, если ты уже заплатил ей, и как раз за то, чтоб твёрдо знать, чем кончится. Да и неинтересно было бы мне добиваться таких глупышек, ну разве что обстоятельства сложились, что-то где-то рядом подвернулось, да и то усилия я позволил бы себе самые минимальные, а главное – бывало, признаюсь, в моей жизни такое, пэтэушницы в гостях на дискотеке в нашей общаге, так вот, после того, как кончишь, так жутко одиноко и пусто становится, и непонятно, что вообще делает рядом со мной этот щеночек, и как вообще мог я оказаться в такой компании, в такой ситуации, и дальше-то что делать? Самым трудным потом было от них избавиться – вот за это, похоже, прежде всего и платят проституткам. Один раз такая попалась, что только после второй ночи начала понимать, что у меня и другие дела есть, а ей пора, а ещё одна несколько месяцев меня преследовала, чуть не пинками приходилось порой отваживать.
Да и вообще глупо пытаться производить впечатление на проститутку. Одно дело, когда женщина видит, что обладатель таких достоинств обратил на неё внимание, и совсем другое – я вот вынуждена собой торговать, а ты, гад, столько где-то нахапал, это если про Жукова, или такой шибко вумный, если про меня, а я дура ну и чё?
-    А скажи, вот тебе самой нравится секс? – пытается перевести разговор на нужную тему Жуков. – Вот просто – заниматься им?
-    Ну… да… - Лина не уверена, какого от неё ждут ответа.
-    А тебе?
Вика стеснительно и робко пожимает плечами.
В общем, было скучно. Было неестественно, и все это чувствовали. Ну, девчонкам-то пофиг, рабочая ночь идёт. Я тоже ждал инициатив Жукова, и он наконец в приказном тоне сказал: докуриваем и пора ложиться. А спальные места есть в комнате, смежной с гостиной, и в соседней – это для вас с Викой.
-    Знаешь, - сказал я Вике, - когда мы остались наедине, - у меня это всё в первый раз.
-    Что?
-    Ну… с проституткой…
-    А-а… ну и что?
-    Ну типа я как бы девственник в этом отношении и понятия не имею, как нужно себя вести, а тебе выпало лишить меня невинности…
Нет, и такую игру она не способна была подхватить. Лишь одно было у неё на уме: заплатил – еби и пока, а не хочешь ебаться – так и прекрасно.
Пришлось приступать к делу, как обычно. Обнимать себя она позволяла, целоваться не хотела (ну и ладно), на намёк раздеться – разделась, и очень удивилась, когда я попросил не снимать лифчик (чулок не было и в помине). Худенькая, грудь маленькая, славная, конечно, и лицо хорошее, а губы вспоминаться будут (действительно, только они прежде всего и вспоминаются).
Пососать – пожалуйста, сколько угодно. На предложение позы 69 опять удивилась, но тоже ладно. И что мне понравилось – готова была продолжать до утра, пока я сам не предложил, увидев, что мои ласки ей буквально до пизды, перейти к классике. Она сразу спросила, а есть ли у меня презерватив, нет? и достала свой.
Я за свою жизнь всего два раза пробовал надевать резину, и оба раза почему-то было больно, такое было впечатление, что резина впитывает в себя всю смазку. Я пытался было протестовать, но она настаивала, и я решил: ну давай ещё раз попробуем. Она сама всё надела и даже соснула пару раз после этого на всякий случай, а потом я посадил её на себя – и понеслось!
Мне не понравилось, что она постоянно старалась задать бешеный темп – создавалось впечатление, что она стремится поскорее выдоить меня, ну да не на того напала. Темп катит лишь в том случае, когда видно, что женщина приближается к развязке, ну а когда наконец кончит – вот тогда можно и настоящий темп показать. А когда от ускорения она становится всё суше – ну и зачем такой темп нужен? Я то и дело старался делать подушевнее и даже спрашивал её, зачем она так торопится – она отвечала, что ей якобы так нравится, но это пиздёж – она просто старалась меня разгрузить(18). Она добросовестно выполняла работу.
А впрочем, не только проститутки ведут себя так в этом возрасте. Что им самим нужно, они пока не знают, а что нужно мужику – только гадают.
Во всяком случае, она с готовностью принимала любые предлагаемые позы. «А можешь сказать мне “еби меня”?» – прошептал я ей. Она кивнула. «Ну так скажи» – «Еби меня», - послушно прошептала она. «А можешь сказать “моя пизда”?». Она помотала головой.
А вообще, мне кажется, она опять вела себя непрофессионально – просто еблась, как умела. Точно так же у неё получалось бы и в том случае, если бы мы бесплатно познакомились. В её возрасте очень многие ещё не умеют доводить себя до оргазма, и если он и случается у них изредка, то лишь по знамению. Я где-то слышал, что настоящая проститутка как раз таки должна уметь не испытывать оргазмов с клиентами – возможно и так, но имитировать наслаждение она обязана.
В общем, я и так, и сяк её натягивал, а порой долбил, и было всё это вполне физиологично, но совсем почти не эротично. Я понимаю, что лишь в особых случаях женщина сама хочет ебаться, а когда её за какие-то колобашки на несколько часов превращают в рабыню – случай чаще всего противоположный, ведь колобашки, по сути, то же самое насилие, а далеко не все прикалываются по садо-мазо. Ну так я ж и говорю – она может относиться к этому как к работе, но она должна уметь что-то изображать, раз взялась за такую работу. Таковы мои пожелания к нашим так расплодившимся в последнее время работницам сферы интимных услуг. (И это замечательно, что они расплодились – это весть о том, что на них есть спрос, то есть не все ещё мои соотечественники импотенты, хотя с другой стороны, разумеется, расцвет этого ремесла говорит и о том, сколь неудовлетворительны законные супруги и какие дуры, то есть ханжи случайные знакомые).
Понатягивал я её, а потом решил, что пора и кончить, а её доводить до оргазма – даже не жирно ли ей будет. Заплачено – ну так встань рачком, и я тебя пропесочу по самый помидор.
Когда я вытащил, я увидел свою мокрую распаренную головку, гандон же я обнаружил собравшимся у самого основания. Вика, конечно, огорчилась, но, похоже, не очень, просто сразу побежала в роскошную Жуковскую ванную (площадью метров 20 и со всеми наворотами).
В общей комнате уже сидел Жуков.
-    Да, устроили вы, - сказал он, - хорошо было слышно, наверно – неплохо провели время?
-    Ну как – нормально! – отвечал я. – Ну так вообще, знаешь… Не, ну вообще ничё, ничё. Попробовать-то не хочешь?
-    Да можно… – лениво отвечал Жуков.
Ну, раз можно, я сразу пошёл к возлежавшей Лине – пусть Жуков, пока не вернулась Вика, не только послушает, но и посмотрит сквозь дверь.
Лина как бы уже спала и пыталась сказать мне об этом, но я положил палец ей на клитор и о чудо – она реально возбудилась, то есть вышла из сонного состояния, повернулась ко мне и взялась за хуй, а после первого же намёка стала сосать его, и вот за что я зауважал проституток – за то что сосут они очень активно, не просто рот подставляют, а умеючи, и в отличие от большинства бесплатных подружек, никогда не имеют в виду, что это лишь прелюдия, им изначально всё равно, в какое из отверстий ты кончишь.
Потом я и потрахал её, и она даже кончила – уж не знаю, на самом деле или изобразила? После чего взялась сосать до моего победного конца, и мне очень это понравилось, но потом захотелось всё же в пизду, и минут через пять она призналась, что на самом деле всё-таки устала и не лучше ли продолжить утром? И я решил пожалеть её, тем более что в общей комнате уже сидела использованная Жуковым Вика, и я пошёл к ней, дал ей допить, но сразу раздвинул ей ноги и стал поглаживать, а потом лёг на шкуру на полу, посадил её на себя, принял на свои предплечья её бёдра, сжал ладонями её маленькую попку и, благо вес её (при почти моём, кстати, росте) позволял, просто отдрачил себя ею – чтоб уж спать спокойно. А спать я пошёл к Лине, она была мягкая и горячая под пуховым одеялом. А прежде чем спать, я допил скудные остатки водки и выкурил сигаретку, а потом приоткрыл форточку над головою умаявшейся Лины.

Проснулся я, конечно же, первым, и к тому времени, как поднялись герлы, успел полностью проделать все свои утренние процедуры, включая гимнастику на заиндевевшем крыльце, а после пирожных, чая и ванны – медитативное курение там же в созерцании сосен и пожелтевших лиственных.
Хотя я и предложил сразу девчонкам кофе, они начали с курения натощак, а после кофе ушли вместе в ванную, и пока они там были, я развлекал себя тем, что сам на сам употреблял дармовой гималайский гашик, лишний раз убеждаясь в том, что нет такой ганджи, которая бы не прикуривалась. Если бы не на халяву, я, может, и не стал бы курить, хотя бы вечера дождался, чтоб хоть какой-то перерыв (а раньше я умел вообще затарить до знамения, а сейчас решил – какое знамение? кончится – вот и знамение… раз запрещают, надо сразу всё выкуривать, и опять у меня ничего нету – поподчиняюсь, въеду на собственном, а не внушаемым ими, опыте, что все их запреты – пиздёж галимый: они с этого навариваются, а я, их любимый потребитель, по внедрённой ими системе должен париться о дефиците).
Когда девчонки вернулись, надушенные и принаряженные, и стали дожидаться, что же будет дальше, когда же их отпустят, то есть желательно хотя бы в город отвезут, а Жуков всё не появлялся (оказалось, он ушёл спать на второй этаж, на свежаки, кстати, оптимальное место для сна на его хорошо прогреваемой, но недостаточно вентилируемой даче), я не нашёл ничего лучшего как поставить порнушку, которую Жуков вчера уже заряжал, но как-то сразу на фоне воцаривших умняков отрёкся. Я вообще-то тоже испытывал некоторое стеснение, типа не приняли бы за маньяка, но решил – мне ведь хочется? если бы я проводил утро один, разве не посмотрел ли бы я то, что вчера на фоне тусни не доходило? – и придумал такое объяснение: считайте, что это учебный фильм, вы ведь работаете – ну так учитесь. А сам уже следил не столько за фильмом, сколько за их реакцией.
Вообще-то сразу было видно, что их гораздо больше заинтересовал какой-то сериал (я иногда щёлкал для приличия). Но вот что меня удивило (не совсем приятно) – когда персонаж кончал в рот, а соучастницы частично выплёвывали его сперму, так, чтоб она текла и капала, или разевали рот, показывая её, синевато-жемчужную, на языке – герлы сразу начинали кривиться: ффу…
Пару раз я сбегал к Жукову (и герлы сразу с удовольствием смотрели сериал), в первый раз он, едва очнувшись, сразу проявил полнейшее благодушие и сказал, что вполне выспался, а во второй, что ну да, сейчас встанет, и я не знаю, может, мне так субъективно по времени кажется, но объективно мы досмотрели фильм до конца, и уже началась рекламная дописка, довольно объёмная в целом, хотя и сугубо фрагментарная, когда он нам явился и стал вкушать остатки пирожных и прочие яства.
Ещё в первый раз, когда я ходил к нему, я спросил: ну как, будем снова затевать еблю? – поэтому, как только возникла ситуация «ну что – едем?», я сразу встал, подошёл к Лине, расстегнул зиппер и достал ещё не стоячий, но уже потолстевший хуй. Лина сразу впряглась в работу. Жуков отреагировал, тоже подошёл, Вика же наоборот ушла курить в другую комнату, но я настиг её там, сразу положил пока её сигарету в пепельницу и настоятельно предложил ей другую, а потом дал таки ей ещё раз затянуться, после чего затушил половинку и поволок её к нашим компаньонам, усадил рядом с Линой. Лина слишком старательно работала с Жуковым – когда я предложил ему поменяться, он с восторгом сообщил мне, что как раз кончил, а Лина побежала зачем-то в ванную, а мне ничего не оставалось, как сосредоточиться на Вике, при этом я предложил ей (жестами) поебаться, а она (жестами же) показала, что лучше уж так, но тут вернулась Лина и уселась было рядом с Жуковым, но я сразу подозвал её и засунул огнедышащую головку в её активно реагирующий ротик, и надо сказать, они были настоящими выручающими друг друга подружками, я всё менял их и никак не мог решить, кто же лучше… в общем-то, почему бы и не кончить хоть раз в Лину, но с другой стороны, в неё и так уже кончил Жуков, нет уж, давай-ка для гармонии и фэншуя спустим в Вику – и Вика сразу старательно (ещё старательнее) откликнулась, ну я и кончил. И теперь Вика побежала в ванную.
Ну и дальше как – они такие боевито раскрашенные и принаряженные в нехилые вполне шубейки, мы такие удовлетворённые и о них почти забывшие. Императора ждёт офис, монаха шаровая (ой, бля!), герлы помалкивают и ждут свободы. «Опель» стремительной змеёй проскальзывает в малейшие просветы  уплотняющегося трафика, к Билли Айдолу я даже местами проникся.
Жуков без церемоний и лаконично высадил девочек у ближайшего метро.
-    Иногда можно и на тачку дать, - заметил он, снова вгрызаясь в поток железа, - но не за что. Разве что утром так ничего ещё было, а вечером – ну вообще никак. Как тебе вообще?
-    Ну да… конечно, мы сами были уже несколько усталые.
-    А они-то что усталые, за такие деньги? Они должны были нас развлекать, а получилось, что мы их.
-    Вообще-то и за половину этой суммы можно пойти в любой клуб, найти пару таких же молодых и глупых тёлочек и такой фейерверк им устроить, что они потом по собственному желанию просто вылизали бы нас где только можно. Для них это были бы блядки, а у этих – блядство, то есть правильнее сказать – работа блядями.
-    Блядская работа.
-    А насчёт цен я не знаю, но всё же не на час, а хоть на сутки, да ещё и каждая согласна с обоими.
-    Кстати, всегда можно договориться и в полцены, если звонить ей лично. Но эти что-то меня не впечатлили.
-    Ну, Лина вроде получше. Больше ощущения, что ебёшь женщину, которой самой хочется ебаться.
-    А Вика сосёт более глубоко и более плавно.
-    Зато ебётся уж слишком интенсивно.
-    Разве?…
Всю дорогу мы описывали друг другу свои ощущения.

И много ещё дней спустя мы, встречаясь, переглядывались и скрыто, если при свидетелях, улыбались.

                                                                                                                сентябрь 01




***

когда замечутся зарницы
каких не видывал народ
когда обугленные птицы
попадают в твой огород

когда ты слабо пискнешь: боже
пронижет озаренья дрожь
ты думаешь, тебе поможет
что ты не куришь и не пьёшь?

о нет, тогда ты просто вспомнишь
всех, кто просил, а ты не дал
возьми сейчас! – Ему простонешь
он скажет: хуй ты угадал

                              зима 97 - 98