Правдивые сказки

Настоящего Индейца

Черный бумер

    «Доктор не спасёт»

 

Вообще-то мы дожидались очередного сэйшена Умки. На этот раз она сама предупредила меня, о чём я с гордостью всем поведал.

Я даже звонил ей в Севастик из Балаклавы, чтоб она послушала, как Парфён поёт её песни. Она была занята, послушала какая-то герла и, возможно, ей рассказала.

Кстати, Парфён на этот раз пел так, как когда мы с ним познакомились. Вообще-то он с годами стал всё больше портиться, петь, только когда уж очень все попросят, прямо Олди какого-то из себя строить. Но на этот раз в Ялте он устроил так уж устроил. Да и на Меганоме, и в Саках – вот как полезно всё же порою не ебаться, думал я. А дашь такому – всё, он уже будет считать, что это ты теперь должна ему петь, чтобы заслужить повторение.

Про концерт в Балаклаве что и говорить – бедный Шляпа.

 

Галку я встречал в среду, Умка в субботу.

Четверг у нас с Галочкой был медовым, в пятницу появилась Таня, но сразу отчалила в Ялту.

Позвонил Литл, очень звал в гости. За эту зиму выяснилось, что Литлы никогда не звонят, чтобы пригласить с собою в Когти, в Балаклаву, в Красные Пещеры, на Мангуп – они только потом рассказывают, как там побывали. Я предполагаю такое объяснение: за Хенса, Шурави, Карину они всюду платят, а как быть с нами? За нас платить нет никакого резону. А ситуации, когда они будут платить за свою тусу, а мы за свою, они почему-то стесняются, хотя и видели на сэйшене Умки, что это очень даже просто. Вот с Гашевским и Таней у нас такой вопрос даже и не вставал, поскольку любым, на наш взгляд, нормальным людям (компании Бэбика – ни в коей мере) ясно по умолчанию, что сегодня мы вас угощаем, завтра вы, а сбегать, если понадобится, за ещё бутылочкой готов всегда любой из нас(42).

С Таней у нас получилась действительно любовь, а с Элей почему-то – только слова о любви. Слов-то много было… Фил, позвольте сказать вам (у Эли фишка переходить иногда на вы), вы не любите людей, да, и не спорьте, Фил, позвольте мне договорить, мне хочется, чтоб вы знали, что мы вас всё равно любим. Это было после того, как я приехал в 8, чтоб везти девочек в садик, в школу и в офис, но вышел Хенс и сказал, что Эля в ванной, а мне велели передать, что уже заказали другую машину. Нормальный ход – можно ведь было ещё вчера предупредить меня, чтоб я не просыпался в полседьмого и не тратил бензина на 4 гривны. Напившись вечером, я сказал Эле по телефону, что уже пишу о ней рассказ, и она почему-то испугалась, а не обрадовалась. Устраиваясь к ней работать её извозчиком, я обещал ей, что писать о ней не буду. Ну и что – любой мужчина обещает женщине, например, что не будет приставать к ней, но разве не зануда он, если потом так и поступает?

Через несколько дней у нас с Галочкой появился повод заехать помириться, и она вызвала меня в наш уже с нею «Фиат» (они все бухали, я за рулём), попросила поставить регги, который я переписал у Литла, и сказала мне, что я не люблю людей. Я с нею не согласен: я не то что не люблю именно кого-то,  (или с грубиянами)я только не люблю слишком близко и часто общаться с дураками(43).

Их водила предложил им поменять «Ауди» на «БМВ» с доплатой. По каким-то резонам доверенность оформили на него. Литл тогда предлагал ещё мне стать их вторым шофёром, я даже уже размечтался, что на бумере покатаюсь. Но Эля решила, что не стоит доверять мне такую всё же недешёвую машину.

Вскоре шофёр сперва позвонил им, а потом даже и заехал крайне огорчённый и подавленный. Авария, и он виноват. Хотел проскочить перекрёсток на жёлтый, а уже загорелся красный, и ему в бочину въехала «Тойота». И ещё и в жопу «Жигули». Уже странно – получается, что «Жигули» тоже неслись на красный? Или они въехали в «Тойоту»? Всё равно – почему это они летели так быстро, если зелёный им только загорелся?

Главное, что меня поразило в пересказе Литлов – у бумера отлетели все колёса. Это такая продвинутая модель, объяснил им шофёр, что при ударе срабатывает автоматика – отбрасывает копыта, чтобы исключить возможность дальнейшего движения. Я никак не мог представить себе механизм моментального отбрасывания. К тому же – какая ещё продвинутая модель? Видел я этот бумер, выпущен лет 20 назад. А вот представь, уверяли меня Литлы, - они уже тогда на Западе умели…

Ну ладно, главное – отремонтирует за свой счёт, но потом, сперва надо с потерпевшими уладить. На это деньги есть, а на ремонт будут только через неделю, но сейчас нашёл уже людей, которые сделают подешевле, одолжите пару тонн. Одолжили. Покалеченный бумер никто так пока и не видел – вроде стоит на стоянке, ну, стоит и стоит.

После чего этот штрих пропал окончательно. Оказалось, они даже не знают, где он живёт в Симфике, а прописан в Джанкое. А хозяина машины, который выписывал доверенность, вообще никто не видел.

На новую машину Эля не хотела брать денег ни у папы, ни у Литла. Я предложил ей себя с «Фиатом». Галка ругает меня: Фил, ну чё ты к ним лезешь? Не видишь разве, что на хуй мы им не нужны? Прям стелешься перед ними – не привезти ли водички с родника, не отвезти ли вас куда-нибудь? Ты показывал им родник? у них есть «Ауди», чтоб самим туда съездить? всё не выслужишься перед ними. Они тебя куда-нибудь звали?

Звали, например, в мае – чтоб я вывез их из Николаевки, из эллинга. Я тогда уже работал у них шофёром. А в эллинг с собою они за пару дней до этого пригласили Гашевского, Таню и Яну(44). Возможно, конечно, это происки Шурави, который хотел обработать Яну, а я бы ему мешал. Но на самом деле – куда бы они на бумере (Ауди) ни ездили, Фиатик никогда не звали.

Они звонят только тогда, когда я могу чем-нибудь им помочь. Одно время им был нужен я с машиной, а вообще обычно лично Литлу нужно только одного.

Нет, я нисколько не ропщу, просто жалко. В Москве я с большинством знакомых только таким образом и общался – они думали, что я шофёр, которому нехуй делать, или что растаман, и не подозревали, что я на самом деле летописец, полагающий их достойными летописания. И сам, кстати, точно таким же, как эти мои знакомые со мною, образом общался с Гаврилой или с Вадиком – только когда мне нужно что-то разъяснить с компом. А им, к сожалению, почему-то никогда ничего не было от меня нужно. Или с Игором – только когда мне нужно разобраться с машиной или же когда он более матёрый растаман, чем я. Он ведь и постарше, и он весь лучится от удовольствия, когда хоть во что-то он врубается лучше, чем я. Причём недосягаемо, я не спорю.

Игор тоже иногда приезжает ко мне – просто чтобы побыть вместе. И мне жалко, что с Литлами так не вышло – Элю ещё ни разу не удалось заманить в гости, Литла один раз, Хенса два (один раз без Литла).

Ну, раз так, значит так. Сэр зовёт – чё б не съездить. На самом деле, я поехал потому, что оказалось, что у них в гостях Бэбик с Волчонком. Шляпа, оказавшись у Литлов, совершенно был не в силах переносить тоску по Тане на кумаре и умолял Литла сделать хоть что-нибудь. Литл хотел было сразу же поехать к Бэбику, заодно и в море окунуться – но Шляпа ведь ещё и инвалид! Пришлось вызывать Бэбика, как доктора.

То ли Бэбик недопонял Литла, то ли Литл недооценил аппетиты больного, но, в общем, у них почему-то уже утром всё кончилось (стоило ехать 100 км!), и вот они звонят мне. А вчера, конечно, не звонили.

Ладно, мне же всё равно нужно ехать кормить собаку. Да и перед Бэбиком нужно загладить вину за то, что не взял его с собой на море.

Шляпе я рассказал, что Таня поехала в Ялту. Всех оповестил, что завтра сейшен Умки(45). И поехал к собаке. Набрал там вишни и черешни и снова к ним заехал, но их уже не было – по телефону выяснилось, что они решили посмотреть на Неаполь Скифский. Пакеты с ягодами я повесил на ограду. Фил, ну что ты опять к ним напрашиваешься?

 

Утром позвонил Шляпа, с домашнего Литлов (на Украине звонки с домашнего обходятся 2.50 минута владельцу домашнего(46). С мобилы на мобилу разных операторов – рубль-1.20, мне с льготного тарифа Джинса на Джинс 25 копеек = 5 центов). Бэбик с Волчонком уехали домой, Литлы, включая Хенса, в офис, а ему одному так тоскливо и хреново, и не могу ли я приехать поскорее?

О как. Поскорее – это, конечно, вряд ли, но вообще-то я и сам собирался к ним заехать, чтоб переписать «У меня нет денег» с моей кассеты для Парфёна, у Эли есть двухкассетник.

Пока я разбирался, как же врубается запись, и пробовал разные кнопки, Шляпа всё расспрашивал меня – что же говорила Таня. Да ничего, рассеянно тянул я, помылась, перекусила да и поехала. Ну хоть что-нибудь? – настаивал Шляпа, и я поддался мольбам: сказала, что ты слишком груб и что она, если у тебя нет, может дать тебе денег на билет до Донецка.

Спрашиваете – отвечаем. Я, конечно, интриган. Что он груб, я сказал от себя, а насчёт денег на билет до Донецка она действительно упоминала, но отнюдь не в таком жёстком контексте.

Я был вполне удовлетворён произведённым впечатлением. Шляпа заорал «С-с-су-ука!» и побежал на улицу. Потом снова прибежал ко мне, потом снова убежал. Я всё налаживал запись. Сцена происходила под повторы вступления песни, которую так полюбила Таня.

Она будет указывать мне, куда мне ехать! – бушевал Шляпа. Наконец успокоился: ну ладно, Фил, когда же мы?.. – Что когда? – Ну ты привёз? я же просил… - Конечно, нет. Ты гонишь, что ли?

Вот тут Шляпу зарубило ещё сильнее – ещё и такого удара он не ожидал никак. Он просто взвыл и опять поплёлся на улицу, приговаривая: ну хоть на пару напасов – ну неужели так трудно было взять с собой? Ты, видно, не представляешь себе, как мне и так хуёво, а теперь вообще башню сносит.

Тут я как раз включил окончательную запись, вышел на крыльцо и вколотил тираду.

Уж не знаю, как твоя любимая Голубая Звезда, а мне лично очень странно, когда меня принимают за спонсора, тем паче – за гонца по вызову. Я не вижу ни малейшего резона рисковать счастьем Маши ради ненасытного дымохода пассажира, с которым женщин общих у нас нет, а только это я и считаю показателем братства, что бы там ни говорили охотники за масонами (интересно, кто из них кого придумал?).

Вспомните, юноша, сколько вам лет, и попробуйте удивиться – что за роль вы мне обозначили.

 

В общем, с тех пор я и не могу его видеть. В смысле, не хочу – совладать-то с собой ещё не раз придётся.

Я уже могу себе позволить напоить, накормить братку и дать на тачку. Но дубликат бесценного груза… Не для всех. А те, кто так относится к женщине – мне не свои. Даже если он сам начнёт привозить мне – всё равно своим уже никогда не станет(47).

Может, я чувствую перед ним какую-то вину – раз так страстно его описываю? Мне кажется – просто колдую, чтоб Джа оградил от всех этих галимых присосок лелеемую мною тусовку. Перед плаванием на шхуне нужно пройти медосмотр.

На прощанье я хотел загладить свою резкость – изобразил сочувствие и посоветовал, чтоб он сам позвонил ей. Ну и что я могу ей сказать? – горько вопросил небеса Шляпа. – Что она сука?