Правдивые сказки

Настоящего Индейца

Я. и Я (Полустроительная баллада)

Предистишие.

какой сегодня день недели?
нудисты трусики надели
вчера Парфён и водка с пивом
сегодня стал совсем счастливым

Парфён опять с упрёком к пузу
и что забыл шары и лузы
а может – бросил и карманный?
порнографично-растаманный

ну да, Парфён, кому-то манна
кому-то мания и ванна
и Курт Кобейн из-за стакана
и за горами рамантана

а может и не за горами
и в дверь звонят волхвы с дарами
я им, конечно, не открою
хоть крою матом паранойю

и лучше всё же два глоточка
ну, ещё парочку… и точка
а шар ещё мы покатаем
озябли, братка, но оттаем

Парфён привёз свою новую книжку, рукописную отксеренную. Его SMS переписка, слева Парфён, справа Яночка. Поскольку в SMS нет кавычек, они, когда цитируют, пользуются скобками. Я решил всё же заменить их кавычками, в остальном печатаю, как у него написано.

почитал тебя я, Янка
сразу видно – ты дворянка
и в дворянству, бедолага
тянется Парфён бродяга(1)

мне пускай спасибо скажет
мне не жалко, опыт нажит
в общем, счастлив я безмерно
быть знакомым королевны


10. 05.08 – 13.12.08


                                                                   Я. и Я
                                                 (Полустроительная баллада)

Два приятеля:

     Мне такой ужасный

Эротический сон приснился

- ты и две девушки?

         - нет!

- ты и два мужика?

         - нет!

Прикинь, я и я!

Анекдот.

 

Уж след простыл моих саней,

А мысли только лишь о Ней,

Скорбя за пятницу-субботу

Всю в алкоголе и ходьбе,

Врубаюсь яростно в работу,

Чтоб думать меньше о Тебе,

Чтобы не отчаяться

И… не получается!

 

О, Рыцарь мой,

   без страха и упрёка,

Чтоб не погибнуть от тоски,

Прими на грудь 15 граммов

рока

И вспомни про мои соcки

 

Не знаю как насчёт упрёка

Когда б мы не были близки

Ещё 150 порока

И мне в ладонь твои соски

 

Ах, мысли о тебе

   столь сладки,

что впору мне бежать

   на блядки

 

На блядки в воскресенье –

Свято,

А мне сейчас герла –

                  Лопата!

 

А мне копать – не докопаться

До магмы собственных

                страстей.

Ну, всё, я буду одеваться –

           Встречать гостей

 

Ну ни фига себе качели,

Уж полдень, он ещё в постели?

 

Ну, предположим не в постели,

Хотя чем берег не постель?..

Мы солнце на хую вертели –

   Чем не качель?

 

Дождь забивает голосами

В бетонно-каменном строю

А где-то море с парусами,

А где-то солнце на хую…

 

Пролил загар портвейн на плечи,

Волной весна стакан до дна,

Кувалда офигенно лечит,

Башку больную с бодуна

 

О, боги, я не виновата –

Он сам пришёл ко мне с лопатой!

Худой, высокий, пьяноватый

       пришёл с утра

Когда целует Амон Ра

Луну на берегу Днепра

И смотрит в воду воровато…

Мне Дионис шепнул на ушко:

«кувалда грекам не подружка

И спирт спартанцам не дружок.

Ты приходи на бережок,

Здесь у воды куда как лучше».

 

Пока пуста моя палатка,

Мне Дионис реальный братка

К употреблению негодный,

Хоть пьяноватый, но свободный.

Что Спарта с Грецией, что Троя

Всё по уху потомку Ноя,

Пришёл бы я на бережок –

       Дык он далёк!

 

Когда бы Хам, потомок Ноя,

Не видел наготы отца,

Израиль был бы до конца

Землёй царей и умер стоя.

Свобода говоришь? Ага.

А что привязана нога?

 

Ах иудейские владыки,

Кто вездеССущий, кто великий,

Вписались в массовый блудняк,

Они ещё не знали как,

Братки Сим, Хам и Иафет

Сошли с Ковчега на лафет

       под простыню

О, вот буфет, я догоню!

Да гады привязали ногу,

Чтоб я забыл свою дорогу.

Отож такая вот фигня,

За что стреножили меня?

 

Ах, шедевральный мой поэт,

Беги скорее же в буфет,

Там дочери святого Сима

Свинину подают красиво

 

Мне рядом с дочерьми

         нет места –

боюсь блаженного инцеста,

Я хоть и старый пионер,

Уж всяко лучше адюльтер,

С бутылкой водки, например,

Или кефиром в знак протеста!

 

Слоны псалмы, поют верблюды

Сегодня день Рожденья Будды!

Кипит наш разум возмущённый,

Где ж ты шатался, Просветлённый?

С точностью наоборот,

Вперёд, Бодхисатва, вперёд!

«И смеётся надо мной

Чёрный Будда смоляной»

 

Что поза обнажённой махи?

Сижу в глубокой я самадхи,

Познав все формы бытия,

Не понимаю ни хуя:

Как так «жить тебе в смоле

На цветущей на земле»?

 

Моя цветущая планета

Кто с молотком сюда пролез?

Я строю храм тепла и света,

Из Стикса вытекает Лета,

Но это добрая примета,

Стою на краешке Тибета

И звездодёр наперевес.

 

Вопрос ответом не исчерпан,

Поскольку вертится земля.

Копнёшь, бывает, человека:

   А там свинья!

И что же делать с этой тушей?

Пустить на волю? На убой?

Но Будда скажет: «Душу

                лучшей

Возьму с собой»

 

Душа, свинья, какая смелость,

Пророки все на одного,

А просто напросто хотелось

Поздравить с бёсдником Его.

Буду кусочком льда

       и снегом буду,

Случайно переплавят меня в Будду.

 

О как!

 

А знаешь, хочется проснуться

       вдвоём с тобой

На берегу, и окунуться

       в морской прибой,

Чтобы поУтру нагое тело

       не прикрывать,

Для беспредела

       и камасутру практиковать!

Такие мысли вот в натуре,

Когда висишь на арматуре!

 

А я, мой друг, как раз на море

Здесь полный штиль

       и тонкий стайл,

И начинаешь поневоле

О наготе твоей мечтать

 

Опять весь день ебусь с болгаркой,

И как всегда на трезвяках,

А лучше с немкой ли мадьяркой,

В полях, ромашках-васильках.

Мы все отличные ребята,

Коль разъезжаем по морям,

Хохлы ебошут до заката,

Чтоб отдыхалось москалям!

Эх накатить бы белую,

целУю тебя цЕлую!

 

Никто не запретит хохлам

Прийти на берег к москалям.

Но самостийность Бога выше,

Похоже, отлетает крыша…

Тут из динамика стенанья –

Всё про энергию кохання

 

Дождь. Облака ползут по кругу,

Еду крестить дочурку друга,

Для Бога будто бы пустяк,

       Священнодейство,

А вот крещёному индейцу(2)

Здесь завсегда везде ништяк!

Пусть крыша смело улетает,

Прокруст подрежет, залатает,

Он только мной пренебрегает,

       Оберегает!

 

Вчера дурдом на фестивале,

   И не коммерция.

Мои друзья всю ночь играли

   Под Чили Перцев.

Опять залёт в смородине,

   Байк слёт на Родине.

 

Как повяжешь галстук,

Береги его,

Он ведь с красным крымским

Цвета одного.

 

Пока учили вы про пионерку Валю,

Пока учились вы на волевых людей,

Мы трахались втроём

В застрёманном подвале,

Мы самогон глушили

И мацали блядей.(3)

 

Что за глюки

Со старыми верблюдами?

 

Не знаю, может просто

День Пионерии?

 

День Рожденья

Николая Второго!

 

По России слух пошёл:

Николай с ума сошёл,

Вот герой, как героррой,

Только даром, что второй

 

Русский человек – единственный,

Кто может поехать на рыбалку

И поймать белочку

 

Ах ты, моя девочка,

Запад и восток,

На рыбалке белочка,

Будет и свисток.

Что нам Николай Второй,

Далай Лама с немчурой!

 

Парфён, когда ты будешь в силах,

Будь ласка, детка объявись:

Тебя из вида упустили друзья,

Волнуются, кажись

 

Да сил полно, а детка не терялся,

Мой телефон птенец-самец(4),

На пару дней затусовался

И вот вернулся, наконец.

А все бегут, бегут, бегут,

        как бабочки на свет.

Он вроде может.Я могу, могу, могу!

                    Ан нет!

 

Моя мобилка слишком стар,

Ну не берёт он Киевстар!

 

Жаль, не проходят мои МаSьки,

Би в тёрках с Киевской звездой,

Ты в шамбалу ко мне залазь-ка,

Раз пьян и вечно молодой.

 

О, с удовольствием, однако,

С тобой – хоть в шамбалу,

             хоть в чум,

И чукчианский рай двоякий

Не расшатает пьяный ум

 

Таскать засаленным от пота,

Брусы к опалубке судьбы,

До горизонта с наворотом,

Как вол на новые ворота,

Эх раскалённая суббота

На терпеливые горбы.

 

Сочувствую, когда в натуре,

Псих хочет словом обладать,

Сижу, как дура, с корректурой

И не ругаюсь, вашу мать

 

Бывает психи о.блядают

Не хуже северных парней,

Моя твоя не понимает

И паранойя всё сильней.

В хрустальном флаконе,

На подоконнике,

Горе-бетоне

«Рэгги в законе,

   Не на Ямайке, а на Юконе»

       Кто на иконе?

 

«На станции Панки

Есть домик с трубой,

На станции Панки

Живут лесбиянки»

Пускай, лишь бы Янки

   Остались с тобой.

Не Янки, а янки

Боялись two boy,

Смеялись – one boy?

Короче, отбой.

«Янки или Димки»

Негры - победимки(5)

 

Сижу, как негр

        литературный,

Над сумасшедшей

        корректурой.

Не плачь, далёкий мой ковбой,

Я завсегда везде с тобой.

 

«А я не плачу и не рыдаю,

Замрите, ангелы, смотрите я играю»

Играю реггей,

Как Чип и Дэйл Карнеги,

Строчу телеги (почти Онегин),

Но я не гей,

Да руки топоры,

«Вы оцените красоту игры»

 

Ты что, Парфён, мне шлёшь

Свои послания столь рано,

Тем более без слов они,

    но с цифрами?

Молчание согласию подобно,

Когда оно шифровано богами.

А мы простые смертные,

    не так ли?

 

Как этот мир прекрасен,

                посмотри,

С тобой на всё согласен.

           На раз, два, три.

Парфён в транскрипции

   французской – безупречный,

А я МакЛауд Дункан,

То бишь вечный.

По жизни налегке,

Бля, с перфоратором в руке.

 

И я с тобой на всё готова –

Хоть гвозди заколачивать,

Торчу перед экраном снова

И исправляю вкрадчиво

 

Даже не знаю, что прикольней

С пером, как девушка с веслом,

В дурмане-буквенно-настольном

Или на воздухе с кайлом..

То с мастерком, то с монтировкой

В начале славных летних дней,

Как пел любимый мной Егорка:

Что нас не убивает,

Нас делает сильней!

 

Всё ясно. У меня

оказывается была переполнена

моб.память.

Ну прямо Николай Степанович

    и Анна Андреевна,

Хоть издавай!

Прозаики куда как лаконичнее.

А лаконики, видать, прозаичнее

 

Отак от, Аннушка Андреевна,

Опять ты масло пролила,

На связь грешишь самозабвенно

И не печалишься, наверно,

За эти мокрые дела!

Прозаику кричу вдогонку

«когда состарюсь – издам книжонку»

 

Или всё-таки глюки?

Надоели, падлюки!..

Опять пришёл твой паровоз,

А там не розы, а навоз.

Ах, милый Коленька Степаныч,

Коль перед вами я грешна,

То впредь не буду спать ночами

И мастурбировать одна

 

«Без тебя проходят дни»

Я дрочить не перестану,

Заколдованный магнит

На сокурсницу ТатьЯну

«Дотянись издалека,

Пусть над этой звёздной бездной

Вдруг раздастся гром небесный»

Если нет кайфов от секса,

Это значит вы рука.

Во накрыло мудака!

 

 

«Между нами 10 тысяч километров»,

Ну не 10… что дрочить

             на расстоянии?

В этом есть, конечно, обаяние,

Главное – не кончить против ветра

 

«Ой где был я вчера,

Не пойму, хоть убей,

Только помню, что стены с обоями»

Это надо же так,

Настоящий индей

Обнимался-братался

          с ковбоями.

Чижик песни орал,

А Парфён умирал,

Словом в целом

      всё было красиво,

Заводной юморист

Именинник Турист

Угощал шашлыками и пивом!

 

У нас осень наступила(6):

Море – горе, ветер – шквал.

Почему же ты, красивый,

Вчера ночью умирал?

Шашлычок ли был отравлен

Али пиво штырило,

Или Чижики орали

Так, что душу вынули?

 

Раз глоток,два глоток,

Вам-то всяко везунок,

Хоть и горе, всё же море,

Трезвиватель на просторе.

Эх, ещё один глоток,

Заховаться в закуток,

Чтобы не стучал по темечку

Отбойный молоток!

 

Струился май, у Фила днюха,

Куда пойти, кого найти?

Да не закончится порнуха

На его жизненном пути!

Травы, вина, наливки море,

Неиссякаемых стихов,

Друзей, поющих в ми миноре,

На всё ведущихся герлов!

 

   От Фила:

Всё, что ты желаешь, мило,

В юности всё так и было,

Не скажу, что задолбало,

Но прошло и миновало.

А ведь я лишь так привык!

не дождусь, когда ж кирдык.

   Мы в Одессе у китайца,

Тянем котика за яйца.

 

Всю ночь гуляла

     с коньяком и ураганом,

Алупка – это всё же не Европа,

 

Связалась с Филом,

Он, как прежде, рьяный

И говорит: Одесса – это жопа

 

Ага он там, и где-то у Японца,

Одесса-мама быть не может жопой,

Он ОдЕссей, а Галка – Пенелопа,

Что в этой жопе не хватает солнца?

 

Солнце палит, нос сгорает,

На болгарке диск играет,

Арматуру раздирает,

Голова охуевает понемногу.

Мне б на ругань не сорваться,

Хули нищему собраться,

Надо лишь подпоясаться

               и в дорогу.

Задостал, бля, демонтаж,

Бросить всё, свалить на пляж!

 

Инь-Янь, синь-пьянь,

СТашевского поздравь, да не балуй,

Качурке поцелуй,

Цветы-приветы АПолонским,

Романовым банты-конфеты-алилуйя,

А мне не хочь бы з ким,

               и без обид,

Возьми на вид, ДнепЕр рулит

               по-македонски.

Гарцуют кони обалдело,

А нам до лета нету дела

«и у последнего предела

Красиво я тебя раздела»

 

Спасибо, милый наш Парфён,

     за поздравления.

Упьёмся мы (текила, ром)

     до охуения!

 

Ох, нелёгкое похмелье:

Ручки ноют, ножки жмут,

И на собственное тело

Будто кинули хомут,

Обвенчали жопу с рожей,

Перепутали верх-низ,

Ну, на что это похоже?

Ну, кому это вредит?

 

Что ж ты, милая, мешала

Ром с текилой, водку с пивом?

Чи портвейна было мало,

Чи ликёра не хватило?

Выходящим из запоя посвящаю,

               выпью стоя,

Выпью я на ход ноги –

      руки-ноги береги!

 

Жарко, грустно без спиртного,

Выгребаю кое-как,

На работе с полвосьмого

«Казанова, Казанова,

Зови меня так,

Мне нравится слово»

Слово будто бы пустяк.

Это только кажется,

Что в дымину пьяный

«девушка-красавица

знаю не откажется.

в двух шагах до тумана»

 

Понаехали друзья – море по колено.

Вечно пьяным быть нельзя,

Трезвым – тоже скверно.

Не грусти, какая грусть

     в сердце Казановы?

Казанова дышит пусть

     горячо и ровно.

 

А ДЖАкомо не грустит и не скучает,

Что грустить, по ходу день закончен,

Он с маркизом Детским Садом

                       отдыхает,

По колено море тоже – отвисает,

Но дружок его проблемой заморочен.

Знакомый пиковый сюжет:

Уж полночь близится.

А близости всё нет!

 

Но это лучше, чем

     бубновый интерес:

Она не хочет,

     а он уже залез

 

  от Фила:

Что заставило маркиза

СМСку загонять –

Только ради лишь сюрприза

Или ручек не унять?

 

И не фифа, и не цаца,

И не дураком рождён,

Охуительная праця на природе под дождём.

Ща бы водки у камина,

Положивши на запрет,

И чтоб гарная дивчина

Исполняла минУет!

 

Мы не хиппи, мы не панки,

Трудоголики в душе.

Хорошо б небесной манки

Или рая в шалаше.

Но поскольку нам твердили,

Что вся наша жизнь игра,

Мы живём в земной квартире,

Варим щи из топора!

 

Один диджей или джедай

Сказал налей, а лучше дай,

То самогон из топора,

То кувыркания с утра.

Герла дала и налила.

И нежно-нежно обняла

«Ну-ка мечи стаканы на стол

И прочую посуду!

Все говорят, что пить нельзя,

Я говорю, что буду»

 

Я поздравляю вас, князья,

И бью бокал-иуду

 

Диджей прекрасен, спору нет,

И даже в Севастополе.

Склонял девицу на минет,

Все остальные охали.

Висит от курева топор,

Невольно Пушкин грезится:

Онегин, пей, твой друг

                Ланской

Опять с утра

            нарезался

 

Итак, она звалась ТатьЯна,

Офигевала от кальяна!

Муза посетила явно,

Я хуею без баяна!

Мои слова огнеопасны,

Питьём затарены,

И как всегда на всё согласны

Сёстры Ларины!

 

Ура, гитара, Опель-Самара

И жабокричи(7) в упор,

Ричи Блэкмор, беломор,

       запара, коридор!

Девки-шашлыки,

Минеты-ништяки-позор!

Кончают в чат пиздато

«А просто это голос брата,

Который так и не зачат»(8)

 

Что-то я не поняла,

Что там справа за герла?

Где минеты и котлеты

До того как родила?

Мы же Брахмана рожденье

Отмечаем все как есть,

Ходим светом, ищем тени,

Нет её пока окрест

 

Справа нужная герла,

Ахи-вздохи все дела,

И хоть синяя свинья,

Помню очень точно я,

Что у Брахмана рожденье

Только через пару дня

 

Через пару дня у Кати,

Хоть ты Катю и не знати,

Завтра едем в монастырь

Небо протирать до дыр.

 

Катю тоже поздравляти

Не до Кати дел у знати,

Если женский монастырь,

Снова буду богатырь,

На колени пластырь

И в карман псалтырь!

 

Ну не в женский,

      а в мужской,

Посражаемся с тоской,

Вымолим у Бога

      милости немного

 

Кинчев в РАдиве валает,

Мою душу балует.

Меня радовать,

Всё равно, что РА давать!

 

Сплю и вижу: смс.

Это ангел или бес?

 

«Бухого ангела поймали на крючок,

А он повёлся, дурачок»

И сам с собой чок-чок,

Под Умку и Броневичок,

В толчок РАСТАять

«Катастрофически тебя не хватает»

Извини, что разБУДДил,

Очень хочется, нет сил,

Японских хокку, например:

И гоблины гнобили гобелен…

 

Брахмана с рожденьем,

Пиво третий день ем,

Вечерами в тишине,

С райским наслажденьем.

Растворился рок'н'ролл

По моим владеньям!

 

Электрическая сага:

        бесконечная гроза.

Как промокшая бумага,

Слово, что хочу сказать.

Помолчать бы с кем в пещере,

Пораскинуть там мозгой,

Как никак мой бедный череп

Был когда-то головой

 

Песни вещего Олега,

Конский череп и змея,

Нескончаема телега,

Словно хуй из нихуя!

Зазеркалье, запостелье,

В постпохмелье век не долог,

И как псевдоспелеолог,

Не в пещере, так уж в келье,

Помолчу с тобой и я!

 

Тоска истерика

Близка Америка

Моя империя – материя

               материка

И мать река

          доверия,

Что с молотка…

 

Ну, хорошо, это

            трэш-сознанье:

Друзья отчалили –

            печаль-тоска.

Хорошее видится

 на расстоянии,

Как пуля движется

            у виSKA

 

«У меня во сне виски седели»

Пули мимо пролетели

На столе ркацители –

                   не хочу.

Снова пятница 13,

Хорошо б движняк забацать,

«Кин-дза-дза» устала клацать,

Гравицапа с пепелацем –

                       улечу.

Сплошь отказы – «к Небу Без Мазы»

 

Дождь поливает,

Спать не досуг,

Заехал друг, забрал на Юг –

И так бывает.

На пару дней – ведь Троица

«Я лично бухаю,

Но могу ускориться»

 

Машина. Ночь.

Волна из-под колёс.

Какая сволочь расстилает лужи?

По белой полосе,

Такие же как все,

Ни чуть не хуже,

А быть может лучше.

Ужель нашла моя коса

               на камень?

Да фиг вам,

Косу расплету,

С утра приму,

      займу

Обойму Виниту,

С разбега море обниму

               руками.

 

Море кончилось внезапно,

Отломился мой дозатор,

На машине еду в завтра,

Что ж не отвечаешь зараз?

Обозлилась на меня?

Буду морду оттенять.

 

Отключала телефон,

Понимаю – моветон.

Как в юга твоя нога

Наступила, мой Гвидон?

 

За морем житье не худо,

Только мало, вот паскуда,

Возвращается Гвидон,

Хорошо хоть не гандон.

Выплыл в бочке, ну и ну,

Взял, как водится, одну,

И за борт меня бросает

В набежавшую волну…

 

«Пуля дура учи меня жить»

На заре ублажить

И наследства лишить,

Наплевать чей черёд,

Где есть выход, где вход,

То ли Летов споёт

«Пуля виноватого найдёт»

 

В космосе разборки

«и на небе дырки»

Радужные тёрки,

Полные пробирки,

Янки да Егорки,

Мыши-полотёрки,

К.О.Т. и Веня Дркин,

Стельки от ботинок –

Ты-ты-ты-тысяча пластинок

  и одна ты-ты!

 

Ах ты милый мой Парфён,

Буйная головка,

Снова полон телефон

Вашими уловками.

Больно жалко удалять

Эти смс-ки,

Как же быть, ядрёна мать,

С маськами чудесными?

 

Можешь смело удалять,

МаSьки не проблема,

Мне ведь новых написать,

Что два пальца об асфальт

          Евнуху гарема.

 

«Знаешь, каждую ночь

Я вижу во сне море»

Слиться в повторе,

                   кто я?

С бёсдником Вити Цоя!

 

А поэты молодцы –

       не жалеют дара,

Алюминий с огурцом –

       это не опара.

Витя Цой всегда в строю,

       даже группа крови

Не мешает знать ему

       цену сна и слова

 

Алкоритмы, горемысли

В голове зависли,

Как будто бы впрыснули

Во лбы нули

          из клизмы,

И развесили, развеселили

Чубы патрули,

      лобком харизмы,

Где квасили ли

      плясали мы.

Пояс верности пропит

  И Брэд Пит не замутит

      «Честерфилд».

 

Вот так вспомнил ты

           про верность,

Нежный мой, душа моя!

Когда чешется промежность,

Сдержанность – не для хуя

 

Не для хуя ли,

Не для пизда ли,

Мечты-мечети обуяли,

              Обуздали,

Все пути ведут в начало…

То ли дело Manu Chao,

Песня с улицы звучала:

Я так хочу,

Я всё лето не кончала…

Не курите в меня,

Дурам нянь в июнь линять!

 

Зайчики от сварки,

Ключ на 22,

Мёртвому припарки,

Мелят жернова,

Небо вытерто до дыр,

Зарубает между строк

      политинформация

«Раненой собакой

      Бредит командир,

И это всё обычно

Называется сынок –

  Реанимация»

Мне бетон выбрировать,

Как реанимирировать!

 

Жаркая Алупка,

Море 22,

Выше неба юбка,

О земле слова…

И любовник молодой

Славно двигает елдой

 

Хорошо, когда елда

Двигает туда-сюда.

Возле моря с молодой

Поболтать бы ерундой.

  Эроса науку,

Но не в одну руку.

На эротические темы

Бля, дискуссия
а у меня в штанах

  Опять эффузия!

 

Ах, ЗемфирОполь,

  Ворота Крыма,

Никто, ни некто

  Не проходят мимо,

Алупка до пупка,

Алушта середина.

С последнего витка

  До виномагазина,

ПортВейнит – звенит

казна,

Бахчисарай – и рифма

                   не нужна,

Ялта – свято, сестробрАты,

Мама, я не виновата,

И бюст, и талия,

Пусть боюсь-боюсь

               Италия

«Жаль на меня не вовремя

накинули аркан –

я б засосал стакан

              и в Ватикан»

 

Вот ведь Пушкина накрыло –

Стал географом пиит,

Принял 200 грамм на рыло

И о Крыме говорит

 

Порвалась майка, хуй повис,

Куда ж нагим?

Ямайка, Эфиопия, Тунис?

Да всяко в Крым!

 

Разобрался с войной,

Захлебнулся слюной

«Он просто моложе

И пахнет весной,

А ты если можешь

Останься со мной»

В разбитом зеркале, друзья,

Осколки, лишь мелодия,

          неполноценная,

Когда на треть мы соберём

          всё целое,

Пусть буду проявляться Я…

 

«Пляшут искры около рта»

И нереально то, чуть ниже живота,

Альберт – Эльдар, бросок – удар,

«Меж ног дрожащий кольт,

     и 220 вольт»

 

Загуляла не на шутку,

Повредилась головой,

От гульни бывает жутко

Летом, осенью, зимой.

Но весна такая штука,

Ты наверно знаешь сам:

Крышу сносит аж до глюков,

Отрывает к небесам

 

Не будем говорить о небесах,

всуе,

«Я плохо говорю, но я рисую»

Что Магомед – Иисус,

              обнять и плакать,

А знаешь, какова на вкус

                  медвежья лапа?

 

Мой завтрак – это пиво с примой,

Дрожит дворянская рука,

Мой милый мир непримиримый

Рисует тени у виска.

И вертит кудри, чертит кадры

Чертовский ветер, я в руках

Держу себя, как будто карты,

И оставляю в дураках

 

Ах, Прима, ты неистребима,

Дворяне пьют, пророки врут,

Страдания проходят мимо,

Вползают на 9-й круг,

Идёт игра неторопливо,

Четыре сбоку – ваших нет

«Но вместо крови льётся пиво

И только пачкает паркет»

А хочется уйти учтиво,

Без поражений и побед!

 

Пиво с пивом – это ужин,

Преферанс – не хоть бы с кем,

Кому-то нужен, не возбужен,

Коль выпиваю, я не ем.

И разложив Таро на локон,

Размножу Тора на ладонь

                           потоком,

И разведу огонь – одеколон.

 

Как же я к тебе проникся,

Стройка, в рот она еблась,

Где же ты, последний миксер,

Слить его, упиться в грязь.

Миксер едет, едет

Сквозь снежную равнину,

Субраствор полезный

Людям он везёт,

«Дикая бригада» бетоТОН тот

                           примет,

Выходной – награда,

Трахать его в рот!

Красиво справа,

Красиво слева,

Пивная пятница Forever!

 

Зашифрованные буквы,

Этаноловые спирты,

Фил звонил из Лисьей бухты.

Как ты, где ты, с кем ты?

«И закрывали магазины

Свои разнузданные рты»

Цвет неба – вкус аорты.

          Дешёвые понты?

 

Разбудивши меня утром,

Фил был мил и звал с собой

Постигать ландшафты бухты –

Лисьей, волчьей, голубой.

Я же, вопреки призыву,

Остаюсь на ЮБК,

Здесь идут дожди косые,

Как глазища Шевчука

 

 

Под юбкой ЮБК,

Мне холодно слегка,

да я б ушёл, а как?

Невидимая сила ПарФила посетила,

Ушла ушлА из тела,

Вспотела, тлела, лелеяла,

с Караби Яйла

      разуверила,

В картан ТТ,

Кассета ДДТ.

Вольтер из декольте.

         Не верю!

 

Высохшая функция,

Васшая МатьИмачеха,

Физика, химия, стронция

Нам не хватает начисто,

С2Н5ОН вгоняет в раж,

Под сеньЮ кипарисов

             я зарос

«Джодь идёт второй день,

Нужно спать, но спать лень,

Хочется курить,

Но не осталось папирос»

 

Дождь три дня,

А может хватит,

Що занадто – то нездраво,

Надоело время тратить

По квартирам и пивбарам,

Лавэ и сил не берегу,

Такая вот у нас запара.

А где-то там на берегу

Моя палатка и гитара.

 

Ах ты милый мой, хороший,

Надоело – так беги!

На хуя индейцу гроши,

Флэт, пивбары, сапоги?..

Голым праведником скачешь.

Битым грешником ползёшь –

Всё равно. Нужна удача,

Остальное ты споёшь

 

Вы просите песен,

Их есть у меня,

Как плесень чудесен,

Такая хуйня.

Сохранённые дензнаки

Оцеоле не нужны

               не важны

          ему до сраки

Евро, гривны и грины.

В боевой раскрас головка,

Однозначно палево

«Но моя, верней твоя татуировка,

Много лучше и красивше, чем его»

 

Как полюбил тебя

Царевна НесмеЯна,

Ржавеет рана,

Бушует яма,

Запрет Корана –

Завет Хайама,

Чёрная рок'н'ролл мама,

Ложивши хуй

          на бред ислама –

Жду не одевшись

          у вигвама!

Держу в стакане панацею,

Умру и вдруг отживею,

От этих песен я хуею,

               болею ею,

               Матфею скажу,

Путь укажу.

Суть разложу – размножу

                       ртуть,

И как-нибудь

          Варшаву уничтожу!

И мы не дураки,

Общаться с украинцем

          пшекам не с руки!

Да, мы не индейцы,

Ваш кумир ковбой,

Зачем зовёте вы меня с собой,

Ах да, забыл,

          подстричь – убить,

Жаль нету сил

          Топор войны разрыть

 

Что-то ты лютуешь, братка,

Разозлился на весь мир,

С нас, царевен, взятки гладки

И отсутствует кумир,

И ковбои в целом похуй,

И корона – дребедень.

Любим мы героев охи,

Ахи, солнце, а не тень

 

Небо – слякоть, поле – грязь,

Время плакать – недосвязь,

Кто-то мальчика отверг,

После дождичка в четверг,

Кто шагает по болоту

Ноги врозь, а брызги вверх

 

«Из Ливерпульской гавани

Всегда по четвергам,

Суда уходят в плаванье

К далёким берегам»

Упала бы красавица

К натруженным ногам.

 

Здесь луна кругла, как жопа,

Отвисаю с Джанис Джоплин.

Кто-то там грустит в Днепре,

Как собака в конуре.

Трудиться надо головой,

            а не ногами,

И бегать за герлой –

            не за деньгами

 

За мадамами вдогонку,

Не стоИт, года не те,

Ну а умницы девчонки,

Что невесты в коробчонке,

Как всегда на высоте,

Да и деньги-то по ходу,

Типа пятый элемент,

Лишь бы ближе был к народу

Спиртовой эквивалент!

 

«Моя года – моё богатство»

Вся юность в дивной нищете.

Когда приходит время блядства,

Года уже совсем не те

 

И одет не по сезону,

На фига уподоблядство,

Ну спасибо Робинзону,

Здравствуй, Пятничное братство,

Схожу с ума,

И за бутылкою портвейна

Мне видится лицо

              Курта Кобейна

 

Как я люблю палатки-хатки,

Чтоб в них креолки да мулатки,

И дЕвицы как шоколадки,

С колен и сразу на лопатки,

Пускай немного под шефе

«И белые лошадки, как снежные

                               осадки,

несутся в беспорядке

      ПоСтоликамКафе»

 

Парфён, не могу говорить –

фолликулярная ангина,

так что меня греет

        собственное солнце

            о 39 градусах

 

Ну как ты, в полонце,

Ангина хоть прошла?

40 градусов солнце

Может согреть дотла,

«Но к дьяволу время,

Мы будем жить вечно»

Терять своё семя

Легко и беспечно,

Вставай-ка с постели,

Недели летели,

Опять НЕ успели!

 

«Звенели бубенцы

И кони в жарком мыле,

тачЯнку понесли

навстречу целине»

А были ли они,

      сказания и были,

О сказочной любви

          в заоблачной стране,

Где чаши до краёв,

          объятия безмерны,

Как вересковый мёд

          зеркальный океан,

Встречает у ворот

          нагая королевна,

И дочери её

          танцуют под стакан.

 

«Небо вновь меня зовёт

Взглядом чистым и бездонным»

То ли трубы, то ли домны,

Под настоем белладонны,

На комбайновый завод

Выписан абонемент,

И цемент, опять цемент.

Да ещё один объект,

Чтобы было всё пиздато,

Словно муравьи-солдаты,

Строим дачу депутату,

То бишь льём фундамент.

 

Цари немы, мы не цари,

                   мы Мцыри,

Киряем по соседству,

              в глубокой детстве,

                   да ведь, Давид?

 

Там целовать грузинку,

Под там-там-тамцевать

              ЛЕСБинку,

Ямочки-ладони вглядом,

Яночки от яблони рядом,

Агент нольвосемьвосемьвосемь,

И мент, ласкаво просим,

                       с нарядом,

Опять же в осень…

Да хрен-то с парапета –

Ещё три недели ЛЕТА !

 

День Строителя прошёл,

Будет продолжаться шоу,

На приёмчик болевой

Ебля с вибробулавой.

Семьдесят кубов бетона,

Как в атаке лобовой…

А ночами снится море,

Не дождусь,

          хоть волком вой!

 

Сразу видно вдалеке

Ты, дружок, от моря,

Лучше аист в кулаке,

Чем конец в рассоле,

А ещё сподручней соль

Прямо между ранок.

Пресловута нота соль,

падает из крана

Пиздец, Парфён,

        чего же боле?

Что я могу ещё сказать?

Слова придумать

        в нашей воле

И волю у словес отнять.

Мозги расплавились на солнце,

О среднерусской полосе

Мечтаю… Солонь-посолонце

В могучих русских словесех

 

Там где Ленин на Разливе,

Разошлась синица в пиве,

Аист хоть и в кулаке,

В постоянном ништяке.

Так и надо расслабляться
снимать и надевать трусы

«Но господа, как хочется стреляться

Среди берёзок средней полосы»

 

Таня с Даном заезжала,

Две минуты до вокзала,

На «Хюндае» кораблём,

И Туристом за рулём.

Скоро будешь не одна.

Вы ж не пейте до хрена!

 

В стенке вылезли бока,

Чернь на выдумки ловка,

С отбивного молотка

Ноздри полные песка,

И амброзия горька

Валит на пол дурака,

Пыль столбом – каменоломня,

Смерть без носова платка!

 

На руках мастика,

Время – мистика,

Надоели фракции бетона,

Где ж вы мои фрикции,

                Мадонна?

 

Стоять бояться,

Упал отжался,

Ложись, красивая,

       поехали… кататься.

С тобой ещё я этим летом

       не кохался!

 

Маски неистребимые,

I знов Балде баланда,

«Сказки, мои любимые,

Не читаешь, не надо,

И я топаю на крышу»

Соберу у беса сполна

Оброк-красу,

Выпью стакан до дна,

И меж ног кобылу снесу…

 

Вот и осень –

       злая сила,

Лучше б с летом затусила,

Нас об этом не спросила,

Ты ещё хоть не в России?

Телефон молчит уныло,

Может что-нибудь случилось?

Электрический разряд

Под эгидой сентября.

 

Да, мой друг,

Случилось много –

Не короткий разговор,

Мирозданная тревога

Расстреляла нас в упор,

Но я здесь – жива здорова,

Крым, как прежде, под ногой

Под рукой – перо и слово.

Как ты дышишь, дорогой?

 

А дышу я, как ни жалко,

Не приморскою волной,

Отсырела зажигалка

И проблемы со спиной.

О как сладок и невнятен

Дым отечества родной.

Рок'н’ролл не убивает,

Панки хой, гасите свет.

К нам Deep Purple приезжает,

Да ещё и Nazareth.

На платформе выпивают

Челубей и Пересвет.

 

Ноги – шалопуты,

Праздники – салюты,

Последний из рода,

Гуляем День Города,

Дороги зарыты,

Мосты перекрыты,

До дома семь вёрст,

О как не вовремя

Завис шуруповёрт!

 

Вчера днюха у Настюхи.

Валом ей по жизни прухи,

Удивительные лица,

Наливай, гуляй Столица!

Или ты меня не слышишь,

Снова не звонишь, не пишешь

«К молитвам вы глухи,

Так вот же вам стихи»(9)

Хожу вокруг да около,

Ждала ли, не ждала,

Болтами уши проколол,

Обычные дела

«Сок сокола

   Ор орла

Жестокою

   ты была»

 

Констебль устал от ебли,

Ну здравствуй, Коктебель,

Привет любимый берег,

Стели свою постель,

Афиши на заборе,

В башке играет джаз

«древняя сила моря,

нас уймёт и успокоит

           нас»

 

«Взвейся радость неба» бля,

Вчера вернулся с Коктебля,

Извини за импозантный текст,

«Между нами непонятный,

       бесконтактный секс»!

 

Рвались феньки на браслеты,

                свистопляс,

Головы – кабриолеты без нас,

И запреты на минет

                под заказ,

Всё бывает Бабьим Летом

                в первый раз!

 

Спасибо тем,

Кто меня зарождал,

Брут, Ной, Адам, Дедал,

           успели в Дели,

       а на самом деле

           и без куража,

Пусть будет позывной:

           РА ДЖА!

Отмазались потери

       в рок'н'ролле,

Забыли Чака Бери,

Бадди Холли,

Но занавес открыт

       и настежь двери…

Вот вам актриса –

           Холли Бери!

 

Стократно начинал,

И сотни раз кончал,

С причала до причала

Вода кричала

«Как трудно будет сделать так,

Чтоб я молчал»

 

Зима не лето –

По берлогам,

По туалетам и суглобам(10)

           разрыв губам

Свободу бандерлогам.

От ненависти Человека

Каа звали жёлтым червяком,

           и то тайком,

Искали по сусекам,

Врубали пал-секам,

Рубились в секу,

Сменяв привычный секс

                на секас,

подыгрывая дуракам.

Но вряд ли что-то изменилось,

Пускай притёрлось и припилось,

Приелось, слилось, приеблось,

       и злость не злость,

       а всяко смелость,

Быть может где-нибудь

           не спелось,

Не зародилось, не сбылось

           Сохатый Лось

           Матриархатый.

Ну а теперь – Горбатый,

Я сказал – Горбатый

                прорвалось

Фенита ля

       комедия

Лисы и журавля,

Настигнутый годами

                    апогей,

Бычки и мыши в сапоге.

Конечная зупынка

           OVER GAME !!!

 

 

 

 

 Послевиршие.

 

1.

 

Яна Юзвак поэтесса

а Наташка холит беса

хоть сама не сочиняет

ловит, если догоняет

 

2.

 

на то мне организм и дан

чтоб был накурен я и пьЯн

а всё Парфён своим стихом

пустил мой поезд кувырком

(slow train Дилана)

        10:47 чт 07 май

 

3.

 

ах, Парфён, с тобою вместе

побывал и я в невесте

вот затем мы марсиане

не в Сиэтле, а в Сиаме

что ж, тебе до ней далёко

зубы ймут, не видит око

впрочем, тянешься, братела

чтобы быть достойным тела

   читаю – завидки берут

   вот это после блуда труд

как изящна и красива

Яночка, а ты хохол

как крапива водку в пиво

всё, короче, я пошёл

выпью лучше винчика

самодельно дринчика

 

милый пьяный наш Парфён

почему я так влюблён?

эта тяга – стой, бумага

моветон – она и он

 

4.

 

спят мои домашние

правлю свою башню я

 

5.

 

нет, Парфён, ну так нечестно

пить, ебать – Наташка пресно

 

ты хохол, и сразу видно

что не стыдно, что обидно

 

хорошо хоть я включённый

и с порога обречённый

 

ну так я – подвинься, братка

всё ведь было, если кратко

 

с Чушью, с Дичью, с вашей-нашей

хочешь – я уже как младший

 

ТАМ всегда, а ТУТ засада

все мы вышли из ДетСада

 

6.

 

роди ради

бу не бы

эти бляди

знак судьбы

 

7.

 

мне, Парфён, бы твой дозатор

и сибирский мастурбатор

всё курю и всё бухаю

некультурно отдыхаю

Галка бродит недовольна

звери вы, а мне так больно

но с утра колокола

ты приснилась, жизнь мала

 

8.

 

Игги Поп показывает попу

ну и я не хуже, даже сру

прямо провоцирую поклёпы

а ведь тоже как-нибудь умру

 

как ни сри, кому-то был ты милым

лишь приёмчик – чтобы вопреки

дабл дила – що це, братцы, было?

по рукам, устам и не с руки

 

ход ноги и снова просветленье

лишь глоточек – глупо, ну и пусть

где ты мой, Серёженька Есенин

и твоя несбыточная грусть?

            11.05.09, 21:11

 

11.05.09, 21:11